Судьба Франции — обратный отсчёт!

85 0
Судьба Франции — обратный отсчёт!

Фото: Пятый канал

Перейти в Дзен Есть новость?
Присылайте »

Фигурка сандзару или «Три обезьяны». Закрывая глаза, уши и рот, ты не видишь, не слышишь и не говоришь зла. Этого не скажешь о кандидатах в президенты Франции. Предвыборная кампания 2017 стала самой грязной в истории страны. Уголовные дела, обвинения друг друга в нетрадиционной ориентации, заглядывание в чужой кошелёк, гардероб и постель. Зла здесь много и на него жадно смотрят, его слушают и говорят. У каждого из кандидатов свой электорат, диаметрально противоположный и вполне объяснимый. 

Таксит Онри – турок и христианин, он живёт во Франции всю свою жизнь. Честно работает, платит налоги и не понимает, почему церкви сейчас переделывают в мечети, почему ему нужно бояться за свою дочь? Одноклассница его Жули начала встречаться в школе с арабом, рассказывает он, через год девушка приняла ислам, ходит в никабе и называет его дочь «неверной».

«Я не пущу ни одного араба на свой порог», – возмущается мужчина и пропускает на пешеходном переходе трёх женщин в никабах.


Фото: Пятый канал

Всё так, Онри, но они уже не на пороге, а в твоём доме. И ты, конечно, отдашь свой голос за Марин Ле Пен, обещающую решить вопрос мигрантов. Но как те сандзару ты не видишь, не слышишь и не признаёшься себе, что этот вопрос уже не решить. В течении 30 лет в Париж приезжали сотни тысяч очень замотивированных в поисках лучшей жизни иноверцев, и теперь даже Марина «Д'Арк» не закроет эти мечети. Нет такой палочки волшебной против исламского фундаментализма и миллионов мигрантов. Есть исламское лобби, правозащитники, СМИ, которые навязывают чувство вины за период колонизации, и, в конце концов, деньги из Саудовской Аравии, а об это сломалась не одна волшебная палочка.

«Я француз, –  говорит турок Онри. – И я буду жить в свободной Франции!» – Мы безусловно соглашаемся и отправляемся в гости к аристократке Клотильде в другую, её Францию.

Для русского уха все эти «шато» и «шале» звучат так, будто сейчас перед вами возникнет замок с лакеями у дверей, свечами и напудренными лицами. Но и шато, и шале здесь во Франции чаще всего выглядят, будто последние несколько веков в них жил пускай и любимый, но всё же домашний скот.


Фото: Пятый канал

Клотильда из древнего французского рода, её семья была приближена ко двору, и Наполеон III подарил им имение в районе городка Сабле-Сюр-Сарт. Вот этот большой и красивый дом у озера они продали несколько лет назад, слишком дорого обходился...


Фото: Пятый канал

А теперь живут в маленьком одноэтажном шале или шато, я, честно, запуталась. Не часто я бывала в гостях у французских аристократов, но не думала, что в настоящем шале есть только маленькая комната с камином и кухня со стиральной машинкой. Машинка кстати не работает, и наша аристократка стирает одежду руками.


Фото: Пятый канал

Клотильда – друг семьи Франсуа Фийона. Его отец был у аристократов нотариусом, а нынешнего кандидата в президенты она помнит ещё маленьким мальчиком. Женщина очень нервничает и уже не рада, что согласилась с нами встретиться. Русские журналисты рядом со знакомой Фийона – отличный повод для французских СМИ подтвердить слухи о связях Франсуа с Кремлём. Клотильда возмущена всем тем, что сейчас происходит вокруг Пенелопы и Франсуа Фийонов. Человек с безупречной 40-летней репутацией на самых высоких политических постах Франции, вдруг, посреди скандала с дорогими костюмами и незаконным трудоустройством жены.

«Всё могло быть также, как и со Стросс Каном, – переживает она. – Но Франсуа, Пенелопа и их пятеро детей – самая счастливая семья, которую я знаю. В его измены никто бы не поверил, поэтому разыграли коррупционную карту».

Клотильда уверена, что французы не глупы и не верят в эти слухи, Франсуа просто испугались, но он выстоит и всех победит. Отстоит право таких как она чувствовать себя дома, на своей земле. Не приседать в книксене перед каждым выходцем из Алжира за то, что по воле истории они были когда-то их колонией. Но Клотильда не видит, не слышит и не говорит, что даже если Фийон станет хозяином Елисейского дворца, вокруг него будут как раз те люди, которые сейчас и устроили ему этот «Пенелопагейт». Это, конечно, не скрипач и хулиган в подворотне, но очень похоже. Сложно драться одному с высокими моральными принципами и шпагой в руках против толпы с камнями, для которой удар в спину – нормальная практика. 

Всё легче и проще у продавца кебабов Юси, это сокращённое от Юсуфа. Он будет голосовать за Эммануэля Макрона, потому что тот – единственный из кандидатов, кто не обещает его выселить из Франции.


Фото: Пятый канал

«Богатая страна должна помогать бедным», – отрезает Юси, он в этом уверен, как и миллионы его коллег по получению вида на жительство во Франции.

А 25-летний парижанин и волонтёр штаба Макрона Натан Лашен, считает, что моральный долг Европа перед угнетёнными когда-то странами должна отдавать ещё долго. Ему так «сказали в телевизоре», как и то, что Россия аннексировала Крым. Открытый гей Натан вообще с лёгким ужасом смотрит на нас, людей из «той страшной России, которая вот-вот нападёт на Эстонию, Литву и Латвию». У него есть друзья в фэйсбуке из Прибалтики, и они ему пишут чуть ли не каждый день, как над ними кружат русские самолёты. Друзья из интернета врать не могут, а что взять с вас, русских пропагандистов.


Фото: Пятый канал

Так вот, Натан в Россию никогда не поедет, в свободной Франции легализованы гей-браки, но надо идти дальше – разрешить суррогатное материнство и создать отдельную политическую партию ЛГБТ. Это и есть сейчас главные, насущные проблемы Франции, на его взгляд. Натану нравятся голливудские фильмы, певица Мадонна и, в принципе, американский уклад жизни. Возможно, Натан не знает или не хочет видеть, слышать и говорить о том, как относятся к сексуальным меньшинствам его новые соотечественники. И будет ли отделение будущей партии ЛГБТ в лагере беженцев в Кале, где живут выходцы из Афганистана, Сомали и Ирака?

С момента расстрела редакции Шарли Эбдо, клуба Батаклан, взрывов в центре Парижа прошло очень мало времени, но никто из наших собеседников не вспомнил ни о жертвах, ни о самих трагедиях. Не вспомнил, как весь мир стал «Je suis Charlie»*, как обещал президент Олланд победить терроризм. Возможно, это избирательность человеческой памяти, которая хочет забыть всё страшное и плохое. Не видеть, не слышать и не говорить. Не хочется сейчас писать, что при любом кандидате Франция выиграет и проиграет, нет. Франция выиграет, когда откроет глаза и начнёт видеть, слышать и говорить правду.

* «Я — Шарли» — слоган, ставший символом осуждения нападения террористов на редакцию французского сатирического журнала Charlie Hebdo, в результате которого погибли двенадцать сотрудников редакции.

Инна Чукина

Подписывайтесь на Пятый канал в соцсетях


Новости партнеров


Новости СМИ2