«Прощай, Семен!» — в Москве прощаются с погибшим в Донбассе военкором «Известий»

17 391 0

В Москве проходит прощание с военкором «Известий» Семеном Ереминым

Фото, видео: ИЗВЕСТИЯ / Эдуард Корниенко; 5-tv.ru

Перейти в ДзенСледите за нашими новостями
в удобном формате

На церемонию пришли сотни людей — те, кто с ним работал и дружил, очень много боевых товарищей — с кем он знакомился на съемках и поддерживал связь, возвращаясь в столицу.

Один из самых тяжелых дней для всех нас. Сегодня мы прощаемся с коллегой, специальным корреспондентом «Известий» Семеном Ереминым. На церемонию пришли сотни людей — те, кто с ним работал и дружил, очень много боевых товарищей — с кем он знакомился на съемках и поддерживал связь, возвращаясь в Москву.

И все говорят о том, что Семен — честный, открытый, смелый и по-настоящему преданный своему делу, своим друзьям, своей семье. Сегодня мы все потеряли достойного… настоящего человека.

Вот так тяжело и крайне непривычно делать репортаж о Семе Еремине, товарище, который еще вчера был частью нашей жизни. Профессиональным ориентиром и надежным другом, веселым соседом по рабочему месту, способным зачитать рэп собственного сочинения и в то же время серьезным философствующим мыслителем, ярчайшей личностью и без ложного пафоса героем: чтобы это понять достаточно посмотреть его репортажи.

«Семен Еремин был одним из лучших наших военкоров, он был человек необычайный смелости. Он действительно, как в той песне, с одним наганом первыми врывались в города, песня военных корреспондентов. Насколько я знаю, он один из первых заходил в Мариуполь и Волноваху», — признался председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев.

В кадре его сюжетов постоянно что-то взрывалось: над ним, за спиной, поодаль сбоку. И это было не кино, а по-настоящему. А он при этом сохранял какое-то самурайское хладнокровие и невозмутимо продолжал вести репортаж.

«Он был талантливый, отважный и при этом у него было свойство: он умел как-то успокаивать что ли. Он умел мозги на место вправить, когда приуныл, например. Сидишь и думаешь скорей бы Семен приехал. Мы с моим оператором, со Стасом называли это «Семенотерапией», — вспоминает его коллега военный корреспондент «Известий» Валентин Трушнин.

И точно так же спокойно и уверенно он входил с нашими воинами в освобожденные Авдеевку, Марьинку, на «Азовсталь». Таким он был в Сирии, во время войны за Карабах, на Донбассе после 2016-го. Его потому и уважали сами бойцы, принимали за своего, и ценили коллеги.

«Этот парень обладал колоссальным просто очень большим потенциалом профессиональным. Человеческим, там же все вместе, и нравственность, и мораль, и отношение к делу, отношение к нам, к тем, кто рядом находится. Мы потеряли очень большого человека, очень большого», — не сдерживает эмоций репортер ВГТРК Александр Сладков.

В последние годы Сему называли военкором, он буквально жил на передовой. Он и погиб как военкор, снимая репортаж, атакованный вражеским дроном. Но грани журналистского таланта Еремина были гораздо шире репортажей из «горячих точек».

«Он всегда говорил я не военкор, я специальный корреспондент и он считал что он должен уметь одинаково хорошо выполнять любую работу. Постараемся сделать все, чтобы память о нем сохранилась достойно», — подчеркнул генеральный директор «МИЦ «Известия» Владимир Тюлин.

На прощании с Семеном Ереминым не только близкие, коллеги, но и государственные деятели. Его как профессионала и человека ценили на всех уровнях. И при этом, он никогда не жаловался и не просил за себя.

«Его соображения касались прежде всего бойцов, касались армии. Он всегда говорил о каких-то вещах, которые могут помочь. Об этом же Семен говорил и на встречах, которые были у него с президентом России. И это знаете — это были не просто соображения, это были осознанные проработанные предложения и целый ряд из них был претворен в жизнь», — рассказывает первый заместитель руководителя администрации президента РФ Александр Громов.

И при всей его крутости, Семен был очень любящим отцом и мужем. На его предплечье татуировка в виде детского рисунка его старшей дочери. А младшая, которая родилась всего два месяца назад, еще не умеет рисовать. И возможно еще не совсем понимает, почему папа не вернулся из командировки.

«Я приехал к нему домой в гости, а супруга в этот момент лежала в роддоме. Мы втроем всю ночь просидели, общались. Утром проснулись, дочка родилась и мы разъехались», — вспоминает исполнительный директор волонтерского движения «Ни шагу назад» Темиржан Байсиев.

Подруги детства Семена называли его именем своих сыновей.

«У меня сестра родная. Она, когда родила ребенка, решила что назовет его Семеном. Потому что он был образцом для подражания, и вот не поверите сегодня нашему Семену исполнилось 12 лет. День рождения, а я пришла сегодня хоронить Семена, в честь которого его назвали», — рассказывает подруга детства Ирина Мижиевская.


Новости партнеров


Новости СМИ2