Мурашки по коже: Наталья Селезнева раскрыла сакральные слова Ширвиндта у гроба близкого друга

Александр Ширвиндт во время прощания с Державиным пообещал скоро с ним увидеться

Мурашки по коже: Наталья Селезнева раскрыла сакральные слова Ширвиндта у гроба близкого друга

Фото: www.globallookpress.com / Anatoly Lomohov

Перейти в Дзен Есть новость?
Присылайте »

Президент Театра сатиры ушел в себя после болезненной утраты.

Народный артист РСФСР, президент Театра сатиры Александр Ширвиндт скончался 15 марта на 90-м году жизни. Как передавали источники, смерть артиста наступила из-за проблем с сердцем. Для многих россиян эта новость стала шоком, ведь еще совсем недавно сын рассказывал, с каким удовольствием проводит свои будни Александр Анатольевич.

Ни постоянно всплывающие болезни, ни проблемы со зрением никогда не становились для Ширвиндта причиной, чтобы взять больничный и отправиться на покой. В работу и в общение с коллегами и друзьями артист вкладывался без преувеличения без остатка. Влияние Ширвиндта в театральной и киношной среде было настолько высоким, что после смерти мэтра многие друзья категорично заявляли — ушла эпоха.

Близкие друзья, которых он искал и нашел

Заинтересовать окружающих его людей народный артист РСФСР Александр Ширвиндт умел практически с первого взгляда. Однако, в статус «друзья» переходили отнюдь не все: наибольшее уважение сам актер театра и кино испытывал к своим сверстникам, так называемым, артистам, родившимся в 30-х годах. Оттого смерть каждого выдающегося деятеля культуры становилась для него болезненным ударом.

В одном из своих последних интервью Ширвиндт с горечью отмечал: 

«Мои ряды редеют… Не успеет уйти из жизни человек, как звонят мне».

На тот момент оставалось совсем немного известных фамилий, кто, выражаясь словами самого Ширвиндта, «из последних сил живы».

Самой болезненной потерей президент Театра сатиры называл смерть друга детства, актера театра и кино Михаила Державина. Народный артист РСФСР практически с пеленок общался с Ширвиндтом, а уже во взрослом возрасте актеры были практически не разлей вода. То и дело после очередной рабочей смены товарищи объединялись в своих интересах и до глубокой ночи пропадали вне дома.

Мало кто мог поверить, что тесная связь двух выдающихся деятелей культуры просуществует 72 года и оборвется смертью одного из них. Михаила Державина не стало, едва ему стукнуло 81: причиной смерти артиста стал внезапный сердечный приступ, настигший актера в стенах его «второго дома» — собственного театра.

Внезапная кончина близкого товарища буквально подкосила Ширвиндта в тот момент. Актер отказывался есть, общаться с окружающими и с трудом выходил на сцену, продолжая играть роли. Отказываться от работы народный артист РСФСР себе позволить не мог.

Уже после смерти самого Ширвиндта в беседе с KP.RU звезда советского кино Наталья Селезнева рассказала, какую фразу произнес мэтр у гроба близкого друга, ставшую для него практически определяющей. Спустя шесть лет после смерти Державина уйдет из жизни и Ширвиндт, а причиной смерти назовут проблемы с сердцем — те же самые, что свели в могилу и его друга.

«Когда мы прощались с Мишей (Державиным), Шура сказал у его гроба: „До свидания, друг. Скоро увидимся“. Эта фраза меня так резанула», — разоткровенничалась она.

«Ему сложно было говорить»

О затруднениях, связанных со здоровьем Александра Ширвиндта, друзья и коллеги прекрасно знали, хотя сам артист жаловаться на недомогание не любил. Вдова Михаила Державина, Роксана Бабаян, в беседе с журналистами рассказывала — после смерти супруга ее общение с Ширвиндтом прекратилось, а недомогание, по словам знаменитости, стало одной из причин, по которым связь прервалась.

«Когда Миши не стало, все поменялось. Последний раз я разговаривала с Шурой по телефону несколько лет назад. Мне кажется, ему было сложно говорить. Он болел…», — отметила она.

Вспоминать в кругу близких друзей о прошлом с семьей Державиных Ширвиндт не любил. То ли утрата друга навсегда вычеркнула из памяти добрые моменты, то ли сам мэтр не любил сантиментов и боялся показать себя уязвимым. Зато Бабаян вспоминала о теплых и добрых вечерах с некоторой ностальгией.

Так, по ее словам, в памяти отложились эпизоды, в которых и Ширвиндт, и Державин буквально закатывались смехом на вкусных застольях или на берегу озера во время рыбалки.

«Когда-то мы были молоды, отсюда и незабываемые посиделки, и шутки, и вкусные застолья, и рыбалка — все это было. Все осталось в прошлом. А о чем сейчас говорить? Как ты себя чувствуешь, как я себя чувствую. Мне кажется, такие разговоры совсем необязательны. Даже если мы не созванивались, мы все равно продолжали тепло друг к другу относиться», — уверяла она.

Сам Александр Ширвиндт, стоило лишь в беседе с ним заикнуться о коллегах и артистах его поколения, буквально на глазах впадал в ностальгию. Одна лишь фамилия Марка Захарова заставляла его утирать скупую мужскую слезу. Преподаватель, постановщик и режиссер подчеркивал — каждая новая утрата превращалась для него практически в повинность. Посещать кладбище по очередному траурному поводу Ширвиндт уже не мог, а в последние годы, по его собственному признанию, он копил силы на собственные похороны.

«Мне Миша Державин и Марк Захаров до сих пор снятся. Очень по ним тоскую, конечно. Причем сны не „ретро“: я вижу их сегодняшними, наши последние встречи. Все мои перемерли. Снаряды все чаще рядом со мной взрываются, но я пока цел. У меня тут недавно спрашивали, почему я не пришел на очередное прощание. А я ответил, что уже сил нет ходить на кладбища. Хочу энергию приберечь до собственных похорон», — отшутился в свойственной для себя манере в беседе с журналистами в очередной раз он.

Одним из самых светлых воспоминаний Александр Ширвиндт делился практически без прикрас и без утайки. Дружбой с Людмилой Гурченко президент Театра сатиры гордился особенно: «виной» тому был сложный характер советской дивы. В свое время в прессе ходили слухи — обаятельного и харизматичного Ширвиндта с певицей связывают особые отношения. Однако, все эти годы своим принципам мэтр был верен, что подтверждал не словом, а делом.

«С Люсей Гурченко мы дружили очень долго. При ее характере и все такое. Принцип долголетия с ней был в чем? Во-первых, я никогда с ней не жил. У нас не было ни романа, ни флирта, ни безумной случайной ночи никогда. Это тоже очень продлевает взаимоотношения. Потом я при Гурченко всю жизнь был, как Державин при мне: что бы ни заводила, я всегда «да, да, пожалуйста», — посмеивался он.

За иронией преподаватель и опытный артист всегда маскировал свои настоящие чувства. В глазах окружающих Ширвиндт стремился выглядеть c иголочки, интеллектуалом во всеоружии. Обстоятельства научили его изящно обходить острые углы, критиковать так, чтобы окружающим хотелось что-то изменить.

Не просто Александр Ширвиндт, а «просто Шура»

До юбилея мэтр и мудрый наставник Александр Ширвиндт не дожил буквально четыре месяца — в июле деятель культуры должен был отметить 90-летие. Даже несмотря на преклонный возраст и звание народного артиста РСФСР, обращения по имени-отчеству Ширвиндт не любил. В беседе с друзьями и товарищами актер всегда просил называть его «просто Шура», причем совершенно неважно — был ли его собеседник ровесником или значительно уступал в возрасте и опыте.

Российский режиссер и ученик Ширвиндта Андрей Житинкин в беседе с журналистами признавался — рядом с деятелем искусств просто невозможно было дать слабину. Всегда строгий и требовательный, наставник умел и пожурить, и похвалить, и преподать урок. Многогранность его таланта и величайшее чувство иронии буквально сражало окружающих наповал. В театре не было ни одного человека, кто остался бы к фигуре Александра Ширвиндта равнодушным, а сам он был личностью очень нежной и трогательной.

«Он всегда заботился и о совоих сотрудниках, и о том, кто придет за ним. Это было удивительно. Он всегда говорил: «Кто дышит нам в затылок?“» — отметил Житинкин в беседе с NEWS.ru.

Ранее 5-tv.ru писал, как в Театре сатиры раскрыли последнюю волю Ширвиндта.


Новости партнеров


Новости СМИ2