«Нефть и демократия»: как США уничтожили суверенитет Ирака

2 598

Корреспондент «Известий» показал, к какому состоянию США привели Ирак

Фото, видео: © РИА Новости / Дмитрий Виноградов; 5-tv.ru

Почти все в городах Ирака находится в плачевном состоянии. На восстановление идут огромные суммы, но цели они так и не достигают.

События в Сирии и шире — арабская весна — были спровоцированы другой большой авантюрой — вторжением американцев в Ирак. Оппозиция соседей вдохновлялась скоростью и легкостью крушения режима Саддама Хусейна, был расчет, что американцы и им могут помочь, если что. Тем более, что оружие из иракских арсеналов по всем арабским странам растеклось.

И снова задумаемся о спирали истории и отмотаем еще немного назад. Операцию в Ираке под названием «Шок и Трепет» Америка начала тоже в эти самые мартовские дни, ровно 20 лет назад. Потом подобрали более благозвучное название — «Свобода Ирака». От чего освободилась страна с древнейшей государственностью — так до сих пор не понятно, разве что от избыточных нефтяных запасов.

«Нефть и демократия» — коктейль, который на ближнем Востоке обычно подается по рецепту «взболтать, но не смешивать». Ни одна монархия залива не пошатнулась ни в ходе арабской весны, ни в ходе американской интервенции. Почему же в Ираке был выбран другой вариант? Формальные предлоги — ядерные центрифуги, химическое оружие и поддержка террористов, в чем обвиняли Саддама, как сейчас понятно, были фальшивыми. Так в чем истинная причина вторжения и какова цена этой авантюры, разбирался военкор «Известий» Семен Еремин. Смотрите его большой репортаж из Ирака.

Танки стоят на каждом выезде из зеленой зоны. Все дороги перекрыты ими. «Абрамсы». Флаги на них иракские. Но подразделения антитеррора, стерегущие периметр Штаты оснастили своим оружием и техникой. Сами американские солдаты сейчас охраняют только территорию своего дипломатического представительства — бывшей оккупационной администрации. Американское посольство можно снимать только из машины.

Так называемую «Зеленую зону» Штаты оборудовали сразу после вторжения. Сейчас пропускной режим уже проще — без досмотра машины можно проехать с семи утра и до семи вечера.

«Зеленая зона» — это десять квадратных километров в центре, правительственный квартал. С двух сторон кластер прикрыт рекой Тигр, периметр обнесен бетонным забором с «колючкой» и множеством «чек-поинтов», то есть блок-постов.

Их сотни и по всему городу. Броневик «Хамви» старого образца и несколько солдат. Теракты до сих пор иногда случаются. В целом, столицу можно считать безопасной. Но напоминаний о войне хватает.

«Вот к примеру, здание. Видны следы от пуль, от осколков, выбиты окна. И в таком виде оно стоит все 20 лет. А ведь это один из самых оживленных перекрестков в центре города — площадь Аль-Халани», — рассказывает корреспондент.

Пробки на дорогах, работают кафе и рестораны. Есть современные торговые центры. Открыты парки. Но на поверку это напускное благополучие Ирака окажется и глубоко зависимым от бывших теперь уже интервентов.

Энергетическая безопасность — проблема номер один. «Государственное», как говорит местный житель Казим, электричество подается лишь восемь-десять часов в сутки, часто с перебоями. В остальное время питание коммерческое — вот такими дизельными генераторами. В месяц обходится в 250 долларов. Образовался этот тотальный дефицит мощности вот так.

По всем законам своего жанра американская армия перед наземной операцией в 2003-м нанесла ракетно-бомбовые удары. В том числе и по электростанциям. С тех пор они остаются в плачевном состоянии. Ремонтировать их через год после бомбардировки первыми вызвались российские энергетики. Даже бригады прибыли — больше тысячи человек. Но один из рабочих автобусов был настрелян неизвестными. И миссию свернули. Затем подряды взять попытались немцы. Но их тоже вытеснили.

«Идет противоборство между General Electric, и Siemens глобально. И действительно американцы применяют в том числе недобросовестную конкуренцию», — отметил посол России в Ираке Эльбрус Курташев.

Но и сами американцы делать ничего не стали, замечает наш иракский посол Эльбрус Курташев. Сильная энергетика — сильная страна. Надо ли это тем, кто приложил столько усилий, что бы ее ослабить. Вторжение буквально перевернуло тут все с ног на голову.

«Багдад — город очень большой. Население превышает девять миллионов человек. И это — внимание — вдвое больше, чем было на момент американского вторжения. И казалось бы, города растут от хорошей жизни, а тут все с точностью наоборот. Из-за тотального падения уровня жизни в регионах, в том числе и нефтеносных, население потянулось в столицу, где можно найти хоть какую-то работу. Итого за двадцать лет — плюс четыре миллиона человек. И сейчас Багдад — это четверть населения всей страны», — подвел демографическую статистику.

С высоты колеса обозрения в центральном парке город красив. Но избранные скоро смогут смотреть на него действительно свысока. Вот он — символ американской потенции — небоскреб центрального банка.

Проект именитой Захи Хадид — мировой ирако-британской звезды от архитектуры. И это единственный из крупных объектов, не ставший долгостроем за последние двадцать лет. И тут самое место выразительному контрасту.

Это Фаллуджа — город, который американская армия штурмовала дважды. Местные отряды сопротивления заставили землю гореть под ногами американцев. Эту фигуру речи тут используют часто. Любого прохожего останови и он припомнит всякое.

Те кто помладше, вспомнят ужас борьбы с ИГИЛ* — побочным продуктом американского вмешательства в Ирак. Из Фаллуджи бандитов выбили только в 2016-м. А поколение Насера поддержит и разговор о терроре американских солдат.

«Это место в Ираке вообще всегда называли городом мечетей. Здесь их больше, чем где бы то ни было. А после вторжения стали говорить еще — город разрушенных мечетей. Огромное количество минаретов до сих пор вот в таком состоянии. Когда приходил час молитвы и над городом начинали звучать азаны — американцы обстреливали мечети», — отметил корреспондент.

Посреди города — семь тысяч могил. Кладбище было стадионом, но во время осады не осталось других мест для погибших. И когда американские солдаты ушли, оставили после себя пресловутый «управляемый хаос». И местной власти.

«Мы избрали главу совета — уважаемого шейха. Его убили через неделю. Следующий погиб через месяц. Третий — тоже. Последним избрали уважаемого учителя — и он был убит. Затем нам навязали неграмотного деревенщину, который управлял десять лет», — объяснил Межид Хамид, учитель института Фалуджи.

И так по всей властной вертикали. Формально США действительно привнесли демократию. Парламентская республика. Выборы. Многопартийность. Исполнительной властью руководит премьер-министр. Он же — верховный главнокомандующий армии. Есть и президент — позиция больше протокольная. Устройство территории — федеративное, в регионах выбирают советы, которые в свою очередь — выбирают губернаторов. Но есть особенность, превращающая систему в политический серпентарий. Этно-конфессиональные квоты на ключевые государственные посты. Президентом может быть только курд, премьером — араб-шиит, главой парламента араб-суннит. Принцип, окончательно расколовший и само иракское общество.

«Контроль Ирака не очень виден. Но посол США каждый день бывает в кабинетах разных министров, и диктует им решения. Крупные армейские чины назначаются только с согласия посла. Американцы привели к власти коррупционеров», — уверен журналист Мунтазар Аль-Зеиди.

К слову, за двадцать лет на модернизацию энергетики, которую никто не делал, было выделено, внимание, восемьдесят миллиардов долларов. В Персидском заливе пятнадцать лет затягивается строительство грузового порта, способного стать локомотивом возрождения страны.

«Китай предложил свои инвестиции в порт и прилегающую к нему промышленную зону. Это уменьшило бы безработицу в стране. И повысило бы уровень безопасности регионе — общий интерес всех стран Залива», — отметил бывший министр транспорта Ирака Амер Абдул-Джабар.

Он может войти в десятку крупнейших портов мира. И вчетверо ускорить товарооборот региона с Европой. Когда-нибудь.

Но строится только небоскреб Центробанка. В дизайне реализована идея потока. И доллары нефтяной выручки уже 20 лет потоком идут только в американские банки. 93% экономики Ирака, а сюда их доставляют наличными. И недавно Вашингтон продемонстрировал силу — денежный самолет не прилетел, потому что Багдад заподозрили в транзите долларов в подсанкционный Иран. Стратегический противник американцев, второй — шиитский — полюс силы в иракской политике.

«Они нанесли Ираку очень сильный ущерб экономический. И курс национальной валюты упал. И рынки затрясло. В общем, ситуация непростая. Зависимость, причем такая неприятная зависимость — налицо», — рассказал посол России в Ираке Эльбрус Курташев.

Америка сократила свою военную миссию всего до двух тысяч солдат. Но это все еще три военные базы с аэродромами. И это полный контроль воздушного пространства. Посольство США — пять тысяч сотрудников. И еще — самая большая в мире американская дипмиссия в иракском Курдистане. Американский Университет в Ираке занимается селекцией молодых лидеров. И все это за витриной долгожданного и хрупкого иракского благополучия.

* — запрещенная в РФ террористическая организация.


Новости партнеров


Новости СМИ2