Дело для Шерлока: детектив и экс-следователь нашли странности в краже 23 млн кассиршей

, 7:47

Детектив Плотников нашел странности в деле о краже 23 млн рублей кассиршей банка

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: Depositphotos / NewAfrica; 5-tv.ru

Произошедшее в Ачинске вобрало в себя все лучшее из остросюжетных детективов: и сорванный куш, и исчезновение, и попытка суицида, и даже признание. Нет пока только разгадки, но так даже интереснее!

Мистический детектив всероссийского масштаба в уездном городе. В Ачинск вернулась та самая кассир банка, которая вынесла со своего рабочего места 23 миллиона рублей.

Вернулась без денег. И вопросов стало еще больше. Где она скрывалась все это время? Что за вымогатели появились в деле? А еще при чем тут подозрительные родственники, движимое имущество, долги, азартные игры и даже суицид? Но главный вопрос: где деньги, Ань?

Корреспондент МИЦ «Известия» Максим Облендер на месте изучил все схемы и поговорил с очевидцами этой истории.

Даже выход Анны Григорьевой из здания суда стал очередной загадкой для журналистов. Была ли это она? Или конвой, пряча кассиршу, прославившую себя и городок Ачинск на всю страну, для отвода глаз вывел кого-то другого? Лицо скрыто маской, одежда не та, что была в суде и позже будет в СИЗО.

Зато на камерах видеонаблюдения местного отделения банка точно она. Анна Григорьева — сотрудник с многолетним стажем — сгребает 23 миллиона рублей в разной валюте в коробку, накрывает ее и убирает под стол. В конце смены спокойно выносит кассу из офиса.

Теперь эти кадры изучают следователи. Мера пресечения — арест на один месяц и 24 дня. Предстоит долго разбираться в этом запутанном деле. Родственники и соседи не верят, что их Анечка на такое способна.

«Я не могу об Ане ничего сказать плохого»;

«Вообще девчонка очень хорошая, что произошло — непонятно, ну что-то винят мужа», — рассказывают близкие Анны.

Версия соседей — на кражу супругу мог подтолкнуть Денис Григорьев. Заядлый игроман, он накопил более 750 тысяч рублей долгов, набрал кредитов. Долги не выплачивал, зато ставки делал регулярно. Судя по открытым данным службы приставов, получалось не очень успешно.

В семье у Анны и Дениса два автомобиля — это две не самые дешевые иномарки — легковой и кроссовер. По словам охраны, семья платила ежемесячно по полторы тысячи за машину, здесь даже есть таблички, что место закреплено конкретно за этой машиной.

Кассу «золотая ручка» обчистила 3 декабря, пропала с деньгами девушка лишь в ночь на 7-е число. Тогда же мать пошла в полицию. Работники стоянки согласились показать нам журнал — после работы Анна приехала домой, а в последующие дни пара неоднократно выезжала и днем, и ночью. Времени, чтобы спрятать деньги, было более чем достаточно.

Сейчас Денис Григорьев избегает общения. Лишь один раз его видели соседи. Анна убеждает следователей: ее семье угрожали, все до копейки она отдала вымогателям.

«Мы понимаем, что если бы она пришла с деньгами, мера пресечения не была бы связана с арестом — то есть там был бы домашний арест или подписка о невыезде. Тем не менее, она предпочитает деньги не сдавать, что на мой взгляд нелогично с точки зрения преступника — сдаться, а деньги не сдать. Она говорит, что дала деньги вымогателям, но не помнит ни примет, ни на чем ездили и так далее», — комментирует директор детективного агентства, подполковник полиции в отставке, бывший руководитель оперативных подразделений Константин Плотников.

В этой истории все в лучших традициях остросюжетного детектива: и исчезновение, и кража, и попытка суицида. Про угрозы Анна напишет в двух предсмертных записках. После чего, по словам мужа съест, все, что было в аптечке, и запьет коньяком прямо в ночь перед исчезновением.

Скорая привезет Анну в больницу. По словам врачей, она слаба и от нее сильно пахнет коньяком. Ей сделают промывание, но уже через пару часов кассирша сбежит из больницы, минуя пост охраны. Нам удалось поговорить с врачами, принимавшими девушку в ту ночь.

«Я ее клала в отделение, она оттуда в этот же день убежала. Я ее ночью положила, мы промыли желудок, прокапали, она тут же развернулась и ушла! Я почему не хотела ее брать, я думала она пьяная!» — вспоминает врач-терапевт Валентина Паркаева.

Именно поэтому отравление тоже вызывает сомнение — из больницы Анна отправилась домой. Здесь не задержалась. Неужели после неудавшегося суицида она и вправду отправилась к тем, кто ей угрожал?

Поздней ночью, тщательно скрывая лицо под капюшоном, человек, похожий ростом и комплекцией на Анну, прошмыгнул под камерой видеонаблюдения в подъезде. Затем вышел на улицу, понимая, что на балконе тоже есть камеры, боком быстро пробежал к углу дома. Наконец, здесь, укрываясь от очередной камеры, человек в капюшоне сядет в автомобиль с включенными фарами и скроется в неизвестном направлении.

Не оставят без внимания следователи и офис кассирши, где четыре дня беспечно, даже не догадывались о пропаже такой суммы! Спохватились, лишь когда мать пошла в полицию, а Анну стали искать волонтеры! Отделение, где хранятся миллионы — словно проходной двор. Здесь нет даже охраны! Коллектив дружный — на фото директор офиса обнимает и целует свою сотрудницу, не иначе лучшие подруги. Загадочная улыбка и сейчас не сходит с ее лица. Почему не сверяли кассу, могла ли Анна совершить кражу — на все один ответ.

«Камеру уберите. Я не хочу, чтобы вы меня снимали», — заявила директор офиса банка Дарья Желаева.

Эксперты по таким делам говорят, что их обстоятельства кражи 23 миллионов из отделения банка настораживают.

«Безусловно, в ходе следствия должна проверяться версия о том, что человек действовал не один. Определенные моменты настораживают. Каким образом должна была производиться инкассация денежных средств в конце каждого вечера? Производилась ли она? Если нет, то почему?» — допытывается адвокат и бывший следователь по особо важным делам ГСУ СК при прокуратуре РФ Андрей Гривцов.

На все «почему» будут искать ответы следователи. Тогда, возможно, улыбка сойдет с лиц сотрудников банка; выяснится, куда ездил муж; знала ли мать о том, что задумала дочь; и были ли те самые таинственные вымогатели, поставившие супруга на счетчик.

Ее же счетчик в следственном изоляторе начал тикать. Анне Григорьевой грозит до десяти лет лишения свободы. Если учесть, что 23 миллиона были припрятаны до освобождения, в пересчете на время за решеткой — это где-то 200 тысяч в месяц. Это, конечно, больше, чем зарплата кассира в Ачинске, но свобода явно этих денег не стоит.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров