Геополитическая катастрофа 1991-го: Как распад СССР изменил судьбы братских народов

, 12:12

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: Depositphotos / sezerozger; 5-tv.ru

8 декабря, 30 лет назад были подписаны Беловежские соглашения, в один миг перевернувшие жизнь людей.

Вспоминая героев Отечества, мы, конечно же, помним подвиг почти 13 тысяч советских граждан, удостоенных высшей награды государства — Золотой звезды. Вся их жизнь — это абсолютное самопожертвование во имя страны. Но в 1991 году те идеалы, за которые они сражались, казалось, исчезли для них навсегда. 8 декабря, 30 лет назад были подписаны Беловежские соглашения. В лесу, вдали от мира, одним росчерком пера три человека положили конец одной из самых могущественных держав в истории человечества. В 91-м году не стало Советского Союза. Это была крупнейшая геополитическая катастрофа, особенно для миллионов людей, который в один миг оказались по разные стороны баррикад.

Максим Облендер о том, как развал Союза изменил судьбы братских народов.

Ее родная брянщина — земли, которые за долгую историю то относились к Украине, то к Беларуси, то к России. Неслучайно мы встретились с Татьяной у памятника трем сестрам, в месте, где три страны, кажется, так же близки, как 30 лет назад, когда здесь еще не было ни КПП, ни таможни.

Кадры подписания Беловежских соглашений она, как и многие граждане союза, тогда увидела по телевизору. В один миг ее братья и сестры, тети и дяди оказались по разные стороны вновь образованных.

«Для нас это был ужас. Мы не знали, как мы будем жить дальше. 15 республик, которые жили вместе, и вы видели, что предприятия: хлопок выращивался в одном месте, хлопок перерабатывался в другой республике, ткань в Иваново ткали, и разорвалась вся экономика», — рассказывает Татьяна Алесенко.

Но, в первую очередь, волновались не за экономику, не за опустевшие полки магазинов и взлетевшие до небес цены, а за то, как будут видеться. В луганском Антраците, где сегодня вышки сотовой связи то и дело глушит Украина, тогда со связью тоже было туго — по межгороду звонили на телеграфе. Семейный совет решил, пока никуда не едем, подождем и посмотрим, как пойдет.

«Тогда можно еще было ездить, а сейчас сложности. Таможни проходить», — вспоминает Нонна Дровянникова.

Нонна говорит, ее внукам сложно объяснить, как это, когда рубля хватает на то, чтобы покататься на всех каруселях в парке, съесть мороженное, да еще попить ситро. И про то, что в классе, в школе с тобой учатся и белорусы, и грузины, и армяне. Тогда в школе и в институте они свято верили в идеи коммунизма, не думая, что система себя изжила.

«Когда нет внутренней оппозиции, когда нет иного взгляда на развитие страны и общества — это приводит к политической стагнации», — отметил писатель, историк Сергей Рац.

Именно поэтому фраза: «СССР как геополитическая реальность и субъект международного права прекращает свое существование» привела председателя Белорусского верховного совета в восторг — он первым из тройки Ельцин-Кравчук-Шушкевич закричал: «Я подпишу», созданный буквально за ночь документ о создании СНГ. Спустя 30 лет, говорит, ни разу не сомневался в верности этого решения.

«Я своим лучшим политическим достижением считаю вывод ядерного оружия с территории республики Беларусь. А вот на втором месте у меня Беловежское соглашение. Я им тоже горжусь», — признался бывший председатель Белорусского Верховного Совета Станислав Шушкевич.

Решись Шушкевич и компания на такой шаг на год-два раньше, все могло бы быть совсем иначе.

«Да их бы арестовали и дело с концом. Никто бы из не послушал, но уже процесс деструкции дошел до такой степени на тот момент, сепаратизм дошел до такой степени сознания, причем не только у элит, но и у простых людей. Вы вспомните, никаких же не было протестов», — уверен историк, журналист Яков Евглевский.

Ратифицировать же соглашение многие политики не желали. Председатель Верховного Совета РСФСР Сергей Бабурин рассказывает, как он узнал о случившемся.

«Стало очевидно, когда, приехав на работу 9 декабря, мы увидели на входе в подъезд брустверы из мешков с песком и пулеметы. Такого не было даже в августе», - вспоминает бывший председатель Верховного Совета РСФСР Сергей Бабурин.

В декабре 91-го двоюродный брат Татьяны и Нонны служил в Латвии, здесь тревожные звонки начались задолго до Беловежской пущи.

«Тогда подводные лодки выводили оттуда и корабли, это был не просто распад, это была продуманная операция, потому что с надводных кораблей снимали вооружение», — рассказывает Владимир Сидоренко.

Латвия вышла из состава союза еще осенью. После службы уже другой стране он вернулся в Белоруссию, в родные края.

«Контакты стали немножко реже, можно сказать совсем редко», — сожалеет Владимир Сидоренко.

Сегодня проще всего и дешевле всем троим собраться в интернете.

«Все здоровы, живы. Завтра внуки приедут к нам все будет хорошо!» — говорит он.

И каждый раз вспоминать, как же было здорово тогда, то ли от того, что все они были моложе, то ли от того, что люди были дружнее.

«1 мая, 9 мая, 7 ноября, я помню ходили на парады, готовились. Я до сих пор помню эту песню, «Утро красит ярким светом…". Мне кажется, жили более интересно», — вспоминает Нонна Дровянникова.

Они так и считают себя гражданами одной страны.

«Как считали гражданами Советского Союза, так и считаем», — сказал  Владимир Сидоренко.

Многонационального государства — победителя фашизма, покорителя космоса и атома, с бесплатным образованием и медициной! Красный флаг над кремлем 25 декабря 91-го сменил российский триколор, бывшие республики еще долго лихорадило от дефицита и инфляции.

За 30 лет в отношениях уже новых стран изменится многое. Беларусь развивает сотрудничество с нами по всем направлениям, Луганская область, где живет Нонна, тоже сторонник отношений с Россией. Официальная же Украина и вовсе говорит, что это она — настоящая Русь и не идет на конструктивный диалог! Не меняются только люди.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров