Второй шанс: в сирийской Дераа амнистировали 20 осужденных граждан

, 7:52

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: Depositphotos / ViewApart; 5-tv.ru

Все освобожденные были осуждены по легким статьям, либо за пособничество террористам.

Право на прощение получают некоторые сирийские заключенные. Многие из них пошли по неправильному путь из безысходности — надо было кормить свои семьи, а из-за ситуации в стране устроиться на работу было невозможно. 20 человек уже смогли вернуться в родные дома. И все благодаря российскому центру примирения враждующих сторон.

Бывшие пособники террористов со слезами на глазах благодарят наших военных. Свидетелем того, как меняются жизни, стал корреспондент МИЦ «Известия» Семен Еремин.

Российский офицер по контролю постконфликтного урегулирования сверяет список амнистированных. Все двадцать доставлены из тюрьмы. Молодые, до 30 лет. Видно — переживают. И до конца не осознают, что они уже свободны.

Такие встречи всегда проводят очень показательно. Сейчас, к примеру, в здании мэрии. Участвуют первые лица региона и таким образом сирийские власти, начиная с самого высокого уровня и заканчивая местным, показывают, что вот этот процесс большого общественного примирения сейчас — самое важное.

Их судьбы сошлись в этом зале по-разному. Вот, к примеру, двое сидящих рядом. Убаду всего 18. И за те несколько месяцев, пока он был в тюрьме, ситуация в его родном городе Тафасе сильно изменилась. Он добровольно вернулся под контроль Дамаска. И теперь его приводят в порядок.

«Я незаконно пересек границу с Турцией и меня поймали. В Тафасе долгое время было очень трудно жить. Я пытался уехать, чтобы устроиться на работу и кормить семью», — говорит Убад Анизар.

А вот Слиман отсидел три с половиной года. За пособничество террористам. Они заняли его город Койя в 2014-м. За два года привели население на грань голода. В 2016-м он примкнул к ним за 50 долларов в месяц.

«Мне нужно было кормить семью. Мне дали автомат, и я охранял границу. Это продолжалось всего месяц. Мой отец сказал мне, что бы я ушел от них и я ушел. Вскоре в город вошла сирийская армия и меня задержали», — вспоминает Слиман Хамир Хамдан.

Самым сложным для комиссии по помилованию было точно установить, что он не участвовал в боях. Удалось.

Это руководство провинции — губернатор, правоохранительные органы, армия. В президиуме и представитель российской группировки войск в Сирии. Звучат речи о том, как изменилась провинция. И что с войной здесь покончено. Последние минуты перед тем, как семьи воссоединятся.

Это Лейла. И она очень долго не видела Ахмеда. Видя, что свидетелем их «переглядок» стала камера, смущенно улыбается. Еще минута, все слова сказаны и вот он момент.

Лейла в числе первых спешит на сцену и бросается в объятья мужа.

У мусульман не принято на людях вот так выражать чувства. Но их сложно сдерживать. Слезы, объятья, поцелуи. И благодарность за то, что их преданно ждали.

«Спасибо большое за то, что вы для нас сделали. Я знаю, что этой работой занимались россияне. Мы никогда этого не забудем!» — сказал Ахмед.

Он знает, что это действительно сложная работа. О каждом, кто попал под амнистию, в российском центре примирения враждующих сторон знают буквально все.

«У нас очень много данных о том, что сделали, как сделали эти люди… Они попадают под амнистию после того, как проверим мы и подадим список в Мухабараты. И затем уже — губернатору», — пояснил офицер по контролю постконфликтного урегулирования в провинции Дераа Андрей Катенок.

Именно поэтому процедуру массовой не назовешь. Но амнистирование уже налажено, как регулярное. И прямо сейчас ведется оформление следующей группы заключенных.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров