Лагеря для беженцев закрылись в сирийских провинциях Хама и Тартус

, 8:39

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: ТАСС / Anas Alkharboutli, 5-tv.ru

Подобная работа будет продолжена совместно с правительством САР и российским Центром по примирению враждующих сторон (ЦПВС).

А сирийским беженцам наши военные помогают обрести свое собственное жилье. После тяжелых лет, проведенных в лагерях, для переселенцев — это настоящий подарок. Ведь вернуться в родную провинцию они не могут — часть до сих пор находится под контролем боевиков.

По всей стране проводят большую работу по расселению из лагерей. А значит все больше людей на пути к счастливой и мирной жизни. Корреспондент МИЦ «Известия» Семен Еремин увидел, как это происходит.

«Вот в этой комнате мы прожили целых шесть лет. Вон там — помещения, где жили другие люди, очень много других людей», — рассказывает беженец.

Не лучшая страница в истории семьи Абделя. Не легкая. Не спокойная. И так далее. На десять человек — одна эта комнатушка. Вместе с полусотней других таких же семей жили в здании бывшей школы в Хаме. Но в 2014-м это оказалось лучше скитаний по стране, охваченной войной.

«Мы оказались в этом месте из-за террористов. Огромное спасибо сирийскому государству, что сначала приютили нас. А теперь и нашли новое место — где жить», — говорит беженец Абдель Карим Аллуж.

И сейчас, оглядываясь на пережитое здесь, он ни о чем не жалеет. Жизнь не остановилась — в лагере родились трое его детей. А отношения с женой Ханой стали только крепче.

«Да, наши дети родились здесь: Ритадж, Ринад, Асинат».

И от это, понятно, стало еще теснее. Абдель делает все что может, перед женой и детьми ему стыдиться нечего. Но его заработка все-таки не хватало на аренду квартиры или дома.

«Чтобы снять свое жилье — нужно 200 тысяч лир, а у нас нет такой возможности. Мой муж работает на заводе по производству лекарств», — признается беженка Хана Аллуж.

Их малая родина — Идлиб. Та часть провинции, которая до сих пор контролируется радикальными боевиками. Возвращаться некуда. Но и так жить больше не хочется. Кроме того, городу нужно это здание, чтобы снова восстановить в нем среднюю школу. И власти, наконец-то в силах переселить их в отдельную квартиру.

«Это последняя семья, которая покинула лагерь беженцев в провинции Хама. Событие особенно знаменательна тем, что это 30-й лагерь, закрытый на территории Сирии», — отметил представитель ЦПВС Владимир Морозов.

Российские военные поспособствовали организации переселения, и затем — даже с самим переездом. Еще одним лагерем становится меньше. Их еще достаточно по всей стране. Но уже появился и первый регион, в котором этих заведений больше нет.

«Господин генерал, я вам докладываю, что в провинции Тартус сегодня является закрытым последний лагерь»

Приморская провинция Тартус справилась с расселением на сто процентов. По этому случаю губернатор передал специальный отчет начальнику центра примирения враждующих сторон генерал-майору Смолину. Именно это подразделение курирует вопросы беженцев.

«То есть вы подтверждаете, что все люди расселены, трудоустроены, дети пошли в школу?»

«Здесь проживало более 200 семей и после того, как войсками были освобождены их родные районы, они вернулись. Регион Абу-Духур, Хумимат Эд-Дейр и еще несколько сел в провинции Идлиб», — говорит шейх Маруф Аль-Жадуа.

Еще немного и этот пустырь вернется к своему прежнему назначению. И тут будут гонять футбольный мяч местные мальчишки.

Когда-то здесь был небольшой стадион со всеми необходимыми коммуникациями — водоснабжение, электричество и, собственно, поэтому территорию в 2014-м отдали под размещение беженцев. Теперь, наконец, она свободна и здесь на днях начнется ремонт.

Расселение лагерей беженцев — сейчас одна из главных гуманитарных задач, в решении которых участвуют наши военные. По мере того как освобождаются новые регионы. В первой половине осени под контроль Дамаска по итогам переговоров вернулась большая часть провинции Дераа и туда уже начали возвращаться бывшие беженцы.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров