Советский Хэллоуин: как гоголевский «Вий» из СССР покорил иностранного зрителя

, 19:00 Руслан Ахметов

Как гоголевский «Вий» из СССР покорил иностранного зрителя

Фото: Кадр из фильма "Вий", реж. Константин Ершов, Георгий Кропачёв, (1967)

В середине 70-х годов XX века в СССР вышел, пожалуй, единственный хоррор собственного производства, до сих пор вызывающий настоящие мурашки при просмотре.

Картина Кропачева, Ершова и Птушко по праву вошла в пантеон лучших фильмов ужасов. А далекая от оригинала итальянская версия «Вия» вдохновила Стивена Кинга, Тима Бертона и Квентина Тарантино.

Итальянский взгляд на русскую классику

В 1960 году мир узрел «Маску Сатаны» Марио Бавы — и пришел в восторг и ужас. Режиссер фильма был самым скромным из гениев итальянского кино, переживавшего в ту пору свой расцвет.

«Я снимаю барахло», — заявлял он с убийственной самокритичностью, лестно отзываясь разве что о спецэффектах и других технических достижениях (Бава был большим мастером по этой части).

Однако время рассудило иначе: среди тех, кто превозносит его имя — Мартин Скорсезе, Тим Бертон, Квентин Тарантино, Джон Карпентер и Гильермо дель Торо. Марио Бава был не просто постановщиком, но и подлинным автором своих произведений, что сразу подметили журналисты французского глянца о кино Cahiers du Cinéma, выше всего ставившие режиссерскую индивидуальность. Зачастую его участие в создании фильма охватывало весь процесс, от создания декораций до работы в качестве оператора, что было особенно важным в условиях скудного финансирования жанрового кинематографа в Италии.

Кадр из фильма «Маска Сатаны» (1960), реж. Марио Бава

Прежде чем дебютировать в кино, Марио Бава почти 30 лет проработал оператором и мастером спецэффектов. Его выбор пал на повесть Гоголя «Вий», которую он любил читать перед сном своим детям. Первый сценарный набросок Бавы достаточно близко следовал фабуле произведения, но не устроил главу продюсерской компании, и был беспощадно переписан новым сценаристом. От «Вия» там не осталось практически ничего: фильм начинается с шокирующей даже по современным меркам сцены казни ведьмы, которой палач прибивает к лицу металлическую маску с острыми шипами на внутренней стороне.

Тем не менее «Маска сатаны» унаследовала от первоисточника главное — дуализм красоты и смерти, желания и ужаса, придающий гоголевской повести психологическую глубину. «Маска Сатаны» оказала колоссальное влияние на мировой кинематограф: сам Стивен Кинг включил ее в список ста самых значимых фильмов ужасов, снятых с 1950 по 1980-й год.

Второе рождение советской экранизации

Каноничную экранизацию «Вия» за авторством дебютантов Георгия Кропачева и Константина Ершова, а также опытного киносказочника Александра Птушко, ждал феноменальный успех в отечественном прокате. Фильм увидели более 32 миллионов советских зрителей, кроме того, «Совэкспортфильм» представил картину на зарубежных кинорынках, снабдив ее традиционно зрелищным постером.

Фильм вышел на экраны Финляндии, Аргентины и Японии, где его прокатом занималась компания Nihonkai Eiga, которая познакомила зрителей из Страны восходящего солнца с творчеством Тарковского, Михалкова и Германа-старшего. В 1986-м году японцы выпустили «Вия» на лазердиске, предтече CD и DVD размером с грампластинку — ценители раритета могут приобрести экземпляр на eBay.

Кадр из фильма "Вий" (1967)

Относительно широкое знакомство зарубежной аудитории с советским фильмом ужасов начинается в 2001 году. Российская компания RUSCICO, отреставрировав звук и изображение, выпустила DVD-издание «Вия» с субтитрами и звуковыми дорожками на нескольких языках. Часть этих дисков попала, в том числе, и на американский рынок, что способствовало росту популярности фильма среди иностранных киноманов.

В 2016-м году вновь отличились японцы, впервые представив «Вия» в формате Blu-Ray, многократно превосходящего DVD по качеству звука и изображения. Вслед за ними роскошное издание со множеством дополнительных материалов выпустила американская компания Severin Films. С тех пор в зарубежных изданиях опубликованы десятки восторженных рецензий на фильм Кропачева и Ершова.

И кинокритики, и простые зрители отдают должное актерской игре Леонида Куравлева и Натальи Варлей, мастерским спецэффектам Александра Птушко и яркому украинскому колориту. Заново открытый фильм пополнил список лучших фильмов ужасов в истории, составленный сайтом о кино IndieWire: советский фильм опередил такую классику, как «Дракула» Тода Браунинга и «Голова-ластик» — кстати говоря, во время работы
над сценарием своего режиссерского дебюта Дэвид Линч вдохновлялся гоголевским «Носом».

«Красочный, увлекательный и действительно пугающий фильм о демонах и колдовстве», — хвалит «Вия» Стивен Джей Шнайдер, автор книги «1001 фильм, который вы должны посмотреть за свою жизнь».

Место «Вия» в мировой литературе ужасов

О том, какое влияние на жанр оказала повесть Гоголя, 5-tv.ru рассказал режиссер Ричард Стэнли, автор культовых фильма «Железо» и «Дьявол песков».

«„Вий» в буквальном смысле представляет собой текст о Первородном [вампире], который единственный из всех ему подобных способен видеть мир живых. Удивительно, что слово на букву «в» ни разу не упоминается в тексте. Несмотря на то, что Гоголь называет своих существ ведьмами или гномами, многое в повести говорит о них как о каноничных вампирах, например, токсическая реакция на свет, а также сила молитвы, способная держать их на расстоянии. Архетипическую для жанра сцену, в которой испуганный герой бдит над гробом в ожидании того, когда труп встанет, Гоголь описал первым; уже после него были «Дракула» Брэма Стокера, «Жребий Салема» Стивена Кинга и «Ночь живых мертвецов» Джорджа Ромера — и это лишь несколько ярких примеров. «Вий» — основополагающая классика», — рассказал режиссер.

Из личного архива режиссера Ричарда Стэнли

Ричард Стэнли — участник и лауреат престижных кинофестивалей в Авориазе, Сиджесе и Брюсселе. Славу ему принес стильный постапокалиптический триллер «Железо», прокатом которого занимались братья Вайнштейны.

Карьеру режиссера едва не погубила масштабная экранизация романа Герберта Уэллса «Остров доктора Моро». Стэнли потратил четыре года на разработку проекта мечты и даже смог заручиться поддержкой Марлона Брандо, который согласился сыграть роль вивисектора. Настоящим проклятьем для всей съемочной группы стал скверный характер Вэла Килмера, восходящей звезды Голливуда 90-х. Актер всячески саботировал работу режиссера и публично его критиковал. Стэнли удалось поработать над фильмом всего три дня, прежде чем студия New Line Cinema уволила его. В результате «Остров Доктора Моро» доснимал другой режиссер. Разгневанный несправедливым увольнением Ричард Стэнли, надев костюм статиста и спрятавшись под гримом человека-собаки, несколько дней посещал съемочную площадку.

«Остров Доктора Моро» обернулся коммерческим провалом, получил разгромную критику и был номинирован на шесть антипремий «Золотая малина». Следующий свой полнометражный фильм Ричард Стэнли снимет спустя 13 лет после этой эпопеи, в 2019 году: им стала экранизация рассказа Говарда Филлипса Лавкрафта «Цвет из иных миров» с Николасом Кейджем в главной роли.

Руслан Ахметов

Читайте нас в Google News


Новости партнеров