За любой кипиш: на Троекуровском кладбище установили памятник бунтарю Лимонову

, 15:07

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: www.globallookpress.com / Dmitriy Kopylov; 5-tv.ru

Проект памятника ему, Эдичке, показали еще при жизни. А разве с нарциссом Лимоновым могло быть по другому? Лимонов оценил и благословил.

В Москве на Троекуровском кладбище установили памятник одному из главных бунтарей постсоветского периода — писателю и политику Эдуарду Лимонову. Вся его жизнь — вызов обществу и себе. И даже бронзовая скульптура, которая создавалась еще при жизни Лимонова, держит в руках арматуру. Вячеслав Николаев окунулся в его бурную биографию.

Москва. Троекуровское кладбище. У могилы Эдуарда Лимонова — только самые близкие. Церемонию открытия памятника своему гуру разрешили снять только нам.

«Эдуард обожал солнце и он в своей прозе пишет: Символично, что светит солнце… Он описывал, как он идет в атаку», — говорит писатель-публицист Сергей Шаргунов.

Его не стало полтора года назад. И вот теперь Лимонов возродился в бронзе. Выбритые виски, винтажный плащ. При жизни вечный хулиган на скульптуре выглядит отрешенным и задумчивым странником. Вот только бредет бронзовый Лимонов не на покой, а прямиком в бой. Как собственно, и поступал все 77 лет своей бурной биографии.

Вот эта полутораметровая железяка в правой руке Эдуарда Лимонова — это, конечно, не дубина народного гнева, но от нее тоже веет немой угрозой и предвкушением удара. Созданный еще при жизни писателя памятник, говорят, получил одобрение Эдуарда Вениаминовича. Скульптору удалось схватить саму суть его авторской позиции — творчество прямого действия. Когда и слово, и дело, и личная жизнь и публичная становятся актом искусства.

Проект памятника ему, Эдичке, показали еще при жизни. А разве с нарциссом Лимоновым могло быть по другому? Лимонов оценил и благословил.

«Благословил… Сказал, без пафоса, пойдет… Сказал, что он что-то какой-то горбатенький… " — вспоминает литературный секретарь Данила Дубшин.

Начало 70-х прошлого века. Эмигрант из СССР носит звездно-полосатый пиджак, тусуется с американскими проститутками и пишет свой хит — роман «Я Эдичка». Вызывает на бой общественные вкусы по обе стороны железного занавеса.

Из Нью-Йоркских гетто — в богемные салоны Парижа. Друзья по бесшабашной французской молодости вспоминают, как нищий, но гордый Лимонов любил всех кормить. Из Парижа — в сербские окопы времен НАТОвских бомбардировок бывшей Югославии, оттуда на передовую грузино-абхазского конфликта. На настоящем поле боя он пропитывается воздухом атаки и проверяет себя на прочность. Опыт особенно пригодится в российской тюрьме, где он окажется за подготовку военного вторжения в Казахстан. Звучит невероятно, а на самом деле — лишь некоторые детали биографии Лимонова, превратившего себя самого в героя своих произведений.

«Есть такая тюремная поговорка — за любой кипиш, кроме голодовки».

Каждому герою положен достойный противник. Лимонов выбрал врагом политическую систему и взгляды России 90-х. На родине бунтарь Эдуард Лимонов тут же прослыл неудобным. Ему выключали микрофон, а Лимонов всем назло в пух и прах разносил безоглядную российскую веру в западные воздушные замки. Он вдоволь навидался с этими миражами в эмиграции.

В конце нулевых боевой задор повзрослевшего бунтаря казалось, иссяк. Как вдруг стали актуальными его политические слоганы, призывающие к прямому действию. Присоединение Крыма, полыхнувший Донбасс — приунывший было герой возликовал и снова взошел на трибуну.

«Что делает сейчас Россия? Отвоевывает свои земли!»

Самоубийственная честность. Но мастер слова понимал, что иногда слова бессильны, и пора браться за арматуру. Кстати, собравшиеся сегодня на Троекуровском кладбище просили подыскать место для кумира на одной из московских площадей. Но получили отказ. Всех напугал этот бронзовый лимоновский дрын.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров