Очередная «фабрика по промывке мозгов» появилась в Псковской области

, 17:06

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: Depositphotos / motortion; 5-tv.ru

Харизматичный бывший священник собрал вокруг себя верующих и объяснил заблудшим душам, что вакцинация — это зло, присвоение ИНН — дьявольские проделки, а смартфоны разрушают жизнь.

Большой скандал на религиозной почве. Харизматичный бывший священник собрал вокруг себя верующих, все они перебрались в глушь, а там началось самое интересное. Заблудшим душам объясняли, что вакцинация — это зло, присвоение ИНН — дьявольские проделки, а смартфоны разрушают жизнь. Но жизнь оказалась разрушена у вновь прибывших.

Пугает, что именно сейчас эта община получила массовый приток прихожан. Тут умело обрабатывают растерянных людей, причем с помощью отрицаемых телефонов и соцсетей. И, кстати, у бухгалтеров и финансистов общины «Непоминающих», так они себя именуют, все в порядке и с ИНН, и с банковскими счетами. Им батюшка разрешил.

Корреспондент Андрей Захаров отправился на место событий, чтобы разобраться как функционируют эти «фабрики по промывке мозгов».

Вымершие деревушки в псковских лесах. Там, где заканчивается асфальт, быстрый интернет и сотовая связь, заблудиться все же очень тяжело, здесь как медом намазано.

«Все свободные дома скуплены, они ходят друг за дружкой», — говорит местный житель.

О достопримечательности района — расплодившихся сектантах — местные говорят неохотно, боятся кары от общины, возомнившей себя здесь главной духовной властью.

«Легко подожгут, элементарно, вы что, ребята. Люди квартир лишались — приезжают и уходят с катомочкой», — говорит местный житель.

От всего мирского они прячутся в добротных домах, на огороженной территории, куда постоянно въезжают не самые дешевые иномарки и где колокольный звон то и дело заглушают звуки строительной техники.

Правд, говорят, много, а истина только у них — в обители на шести гектарах! Апокалипсис ведь мол вот-вот придет, а виновато во всем неправильное общество.

«Для того чтобы пришел антихрист на землю, чтобы был тут единый правитель. Я не принимаю документов, даже десять лет назад я отказалась от паспорта», - говорит член общины Ольга.

Бесповоротно грешные миряне обречены, по словам общинников предпочитающих термин «паломники». Числа в документах для них сплошь символика сатаны, а вакцина — инъекция сатаны.

«Я лично и мой ребенок не прививаются!»— заявляет член общины Ирина Булатова.

Уверовавшая в апокалипсис, адские уколы, числа зверя в штрих-коде и номере паспорта учительница Ирина Булатова отказалась от всего, что связывало ее с прошлым всего за каких-то полгода.

«Вообще не надо ребенка показывать! Он папу любит, маму любит. Что с ним разговаривать?!», — говорит член общины Ирина Булатова.

Четырехлетнего Федора прячет за спиной. Она без предупреждения сбежала сюда с ребенком, а с мужем, который не разделяет ее новых убеждений, теперь готова развестись

«Ну ему здесь хорошо, он говорит: мне хорошо, папа я пока не хочу»

«Так может он сам скажет?»

«Нет».

«Но вы как бы за него говорите»

«Конечно, потому что я его мама», — говорит в беседе с журналистом член общины Ирина Булатова.

Внезапно оставшийся один на другом краю страны ее муж Алексей и раньше замечал, что Ирина уж слишком много времени тратит на какие-то проповеди из интернета. Стала меньше общаться с родственниками, перестала слушать радио и музыку, а вместо занятий с сыном начала запугивать небылицами.

«Покупаю пачку сока, сын отрывает штрих код — там бесы сидят. Начала молиться и отказывать вообще от ИНН, от СНИЛС, от таких вещей. Даже у нее были разговоры, что она собирается рвать паспорт», — вспоминает муж Ирины Алексей Булатов

А ведь у них была крепкая семья и счастливый ребенок. О том, где находятся самые близкие, Алексей узнал, разбирая вещи Ирины. В череде бесконечных цитат из религиозных текстов увидел конкретный адрес.

«В сундучке, получается, находятся гадания по акафисту. Маленькая бумажечка, в которой написано: ехать в общину к Агееву», — рассказывает Алексей Булатов.

С бородой и в рясе Эдуард Агеев встречает нас со свитой прихожанок, которые тут же начинают документировать каждый наш шаг сразу на две камеры. Приезжающих в свою обитель ее единоличный Владыка, как сам велит себя называть, пугает помимо скорого конца света еще и тотальной слежкой.

«Сдираем штрих-код, крестим, благословляем гречку, ведь растил не сатана, а господь, а то, что везде это клеймо нарисовано — нехорошо!» — говорит глава общины Эдуард Агеев.

Спастись от клейма дьявола, по мнению хозяина общины, можно, продав имущество и передав вырученные деньги на развитие обители. Затем отказаться от документов и медицинской помощи, и стать бесплатным работником в его общине.

«Внучке моей были такие ведения, она апокалипсис видела», — говорит одна из членов общины.

Страшные времена, невозможность спастись в миру, чипирование, дьявольская мобильная связь и 5G, новые пророки, вещающие якобы истинную волю Божию. Заученные фразы как под копирку. Ради спасения в обители Агеева внучка Веры — инженера-технолога из Мордовии — бросила московский физико-технический на третьем курсе, ее дочь программист отказалась от карьеры в международной компании.

«Брат говорит: что вам делать в деревне со своим образованием, возможностями?», — говорит член общины Вера.

Типичная история, типичная целевая аудитория — в основном женщины и старики, одинокие, разорванные связи с близкими, душевный или физический надлом, проданное и пожертвованное имущество. По мнению религиоведов и психологов, в любой социальный кризис секты нацелены именно на этих людей.

«А когда вы приехали и под воздействием этой пропаганды сожгли все свои документы, куда вы поедете? Он сам даже ищет какую-то новую опору, потому что старой прежней опоры он лишился. Вы даже билет на поезд не купите, чтобы уехать», — уверен религиовед Георгий Максимов

Отец Георгий одним из первых забил тревогу по поводу собирающей адептов секты. Явно противопоставляя свою общину Русской православной церкви, обитель Агеева в прямом смысле паразитирует на ней. На форзацах бесплатно распространяемых и разрешенных в России религиозных книг адепты секты ставят свой штамп, подобный библиотечному — но только со своими контактами и ссылками на интернет-каналы со своим контентом.

«Это вы сами делаете? Сами печатаете?»

«Это не сами! Это псковский храм Александра Невского раздает, мы просто берем», — рассказывает глава общины Эдуард Агеев

Называющий себя то архиереем, то епископом Сергием Агеев на деле никакого канонического сана не имеет. Русская православная церковь уже давно внесла его в список лжесвященников. Претензии к нему и у светских властей — псевдостарец под подпиской о невыезде: обвиняется в самоуправстве и нарушении права на свободу вероисповедания. Но это не самое опасное.

«Когда есть безгранична власть лидера и некому остановить, его сдержать, он теряет голову и начинает удовлетворять все свои низменные инстинкты, в любом случает это будет жестокая эксплуатация», — считает сектовед Александр Дворкин.

Яичница с помидорами. Фирменный рецепт Егора Горшкова из соседней деревни. На скорую руку, зато для его дочери Саши после года в секте и «великого поста по неволе» — деликатес!

«Там еле слегка вымытая вареная картошка, и кипяток, и соль и больше ничего», — вспоминает бывшая член секты Александра Горшкова.

За время домашнего обучения в общине Саша отстала на год. И после ухода ее отца из секты пошла вместо шестого в пятый. Идет на пятерку в четверти. Но вот наверстать эту потерю уже не получится.

«Тоже он якобы раковый и он лекарствами молитвами живет, я хотел как-то супругу спасти», — сожалеет бывший член секты Егор Горшков.

Молитвы лжесвященника не помогли, драгоценное время было упущено. Мало того Агеев вынудил Егора отдать ему все, что осталось после похорон жены — 150 тысяч. А с тем, у кого в секте брать нечего, обычно разговор короткий.

«Уже начали кидаться абсолютно любой предлог: ты не посещаешь храм, что ты тут делаешь, на службах исповедь используется, там в качестве сбора информации, ты ж все грехи рассказываешь ему», — говорит бывший член секты Егор Горшков

«Убирайте камеру, сказала!»

«Мы же вам так не делаем с вашей камерой!»

Вот, что бывает, если прийти в деревню, где проживают сектанты без разрешения Агеева.

«Вы нам сломаете!»

«Ничего купите новую».

И все из-за того, что мы своим визитом якобы потревожили Анну, супругу Агеева.

«Анна, можно с вами поговорить?»

«Нет!»

«А почему?»

Такая реакция по словам бывших сектантов, которым повезло покинуть обитель, — еще цветочки.

«Ему ничего не стоит швырнуть человека, постоянно демонстрирует удары из карате. Постоянно от Агеева оскорбления, например, в присутствии детей родителей», - говорит бывший член секты Андрей.

«Уже освоились, смотрю?»

«Да, работаем с вашего позволения!»

«С нашего нет уже — тут я вас уже не благословлял».

Суровый нрав владыки мы в итоге ощутили и на себе. Отрицающий всякие документы вдруг стал требовать наши удостоверения с метками дьявола, пользоваться ненавистной сотовой связью и путать мирской и божий закон.

«У нас есть такие понятия как юрисдикция слышали такое?»

«Если мы ее нарушаем, вызывайте полицию!»

«Да мне зачем, у меня наверху полиция!»

Владыке очень не понравилось, что мы съездили на интервью к бывшим членам секты, пострадавшим от нее. А таких в регионе немало. За 10 лет «Непоминающие» расползлись по нескольким районам Псковской области, а число послушников вместе с сочувствующими выросло до 20 тысяч человек. Наибольшее количество адептов сосредоточено в деревнях Опочинского района.

Опознать дом последователя секты не сложно — входят сюда как правило с торца. «Парадный вход» оставляют зарастать травой. Чтобы было поменьше вопросов у непосвященных. Так называемые Домашние храмы здесь прячут на чердаках под самыми обычными деревенскими крышами. На только одну деревню Терехи с населением в 39 человек таких псевдо святынь как минимум три.

«Как правило, не возбуждается уголовных дел, потому что нужен реальный пострадавший. Даже если будут представлены доказательства, что есть психическое насилие, если сам пострадавший не признает себя таковым», - считает судебный эксперт, религиовед Игорь Иванишко

«Привези мне монахиню Антонию, я ее должен быстро подстричь, потому что показывает мол денежка — тут у меня все оборвалось», — вспоминает бывший член секты Сергей Лозневой

Сергею хватило всего пары дней чтобы разочароваться в Агееве и всей его обители. А ведь после трех месяцев общения по телефону начальник строительного управления из пригорода Петербурга удостоился от лжевладыки рукоположения в новый сан. Вернувшемуся в русскую православную церковь бывший гуру начал мстить — сначала спрятал жену с тремя детьми

«Их тоже адепты за тысячу верст под Брест. Отправили в Подмосковье куда-то», — говорит бывший член секты Сергей Лозневой.

Потом и вовсе организовали, как утверждает Сергей, против него нападение охранников, работавших с Агеевым –в масках и камуфляжах к нему в дом ворвалось несколько человек и начали избивать. Подоспевшего на помощь друга убили.

Подозреваемых из охранной фирмы Агеева, пустившихся в бега, до сих пор ищут. Своих троих детей и жену он, к счастью, нашел и вытащил из секты, но так везет далеко не всем.

«Шоковое состояние, ребенок пропал, за него переживаю», — говорит муж Ирины Булатовой Алексей.

Словно охранную грамоту Ирина показывала нам расписку, которую оставил муж, где не возражает против поездки с ребенком по стране. Он думал: жена поедет к тете, она оказалась в псковских лесах. Но и здесь пробыла недолго — после огласки истории ее странного «паломничества» беглянки сбежала снова — в какой именно из филиалов, Агеев нам не сказал.

«С сыном поехала?»

«Конечно!»

Читайте нас в Google News


Новости партнеров