В Подмосковье организаторы криобизнеса делят замороженных мертвецов

, 12:20

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: globallookpress.com / Helen H. Richardson; 5-tv.ru

Технологии будущего утонули в семейных скандалах настоящего.

История, от которой кровь стынет в жилах, происходит сейчас в Подмосковье. Поссорившиеся владельцы криолаборатории делят между собой бизнес. И это не колбы и пробирки, а их замороженные клиенты. Тяжелобольные люди лежат в специальных криокапсулах в надежде, что врачи будущего смогут им помочь. И накануне эти самые капсулы начали увозить в неизвестном направлении, причем некоторые стали размораживаться.

Корреспондент МИЦ «Известия» Кирилл Воробьев все расскажет. Подробности в репортаже.

Огромные резервуары до краев наполнены жидким азотом, и… человеческим материалом. Нет, здесь никакого криминала. Все ради науки — именно так говорят бизнесмены, которые обещают жизнь после смерти. Сюда обращаются те, кто верит: если законсервировать часть себя, то есть шанс воскреснуть когда-нибудь. Только в этой фирме не поделили молчаливых клиентов.

В разгар рабочего дня устроили буквально рейдерский захват. На базу приехали фуры, рабочие вырезали часть стены и начали грузить емкости горизонтально, а это запрещено. Азот вытекал — это видно по кадрам. И чуть всех не разморозили. Похищением криопациентов руководила директор компании. План «перехват» организовал бывший муж женщины, который тоже имеет долю в бизнесе.

«Он пошел, написал ложный донос в полицию, что мы крадем оборудование. Крадем у кого? Оказывается, у него. Он делает такое шоу, мешает всем жить, маргинализирует такую прекрасную технологию будущего», — жалуется генеральный директор компании Валерия Удальцова.

Технологии будущего утонули в семейных скандалах настоящего. Муж и жена, организаторы бизнеса, развелись. И, как положено по закону, начали делить имущество. Только в их случае это — не то что бы недвижимость. Принцип 50 на 50 соблюсти сложно. В итоге, буквально режут по-живому. Решают — кому бочки, а кому их содержимое. А есть еще и другие учредители, которые вообще недовольны ситуацией. Один из них опасается: они буквально хоронят бизнес.

«Удалова, текущий директор Криоруса, видит это в качестве ритуальной услуги, в которой не нужно быть открытым, не нужно документировать, не нужно обсуждать с учеными результаты», — рассказывает учредитель компании Алексей Потапов.

За этой технологией будущее, уверены поклонники метода. Вот только сказки о вечной жизни, в реальности оказались весьма приземленными. Супертехнологии отыскать здесь вряд ли удастся.

Единственный в России такой криобанк, где и дожидались воскрешения десятки людей и животных, находится в Подмосковье. Правда, выглядит это место совсем не футуристично. Приусадебный участок, на территории которого возвышается металлический ангар.

Но что там антураж, когда на кону — шанс вернуть родную душу с того света. Порядка 500 человек подписали контракты на крионику. Количество уже замороженных — под сотню. Причем консервируют в надежде на вторую жизнь не только людей. Сюда приходят и хозяева кошек, собак, хомячков и даже попугаев. Таких криохранилищ в мире десятки, крупнейшие — в Америке. По числу клиентов российское в тройке лидеров. Ценник ниже — приезжают на процедуру со всего мира.

Сторонники крионики уверены, что «оживленные» сохранят свою личность, привычки, характер и память. Говорят, что информация «записана» в мозге и ДНК и даже после смерти там остается. Но вот ученые пока на этот счет крайне скептичны.

«Основная проблема — не хранение при температуре жидкого азота, а доведение организма до температуры азота, растущие кристаллы воды, которые расширяются при заморозке. Чтобы при замораживании этот лед не вырос и не разорвал все ткани», — объясняет кандидат химических наук, руководитель лаборатории химии Денис Жилин.

За второй шанс жить придется выложить немаленькую сумму. Заморозка мозга обойдется в миллион рублей, всего тела — почти три! Нет столько денег сразу — оформят прижизненную рассрочку. При этом, никаких гарантий нет. Но многим они и не нужны. Отец Алексея умер от онкологии. Сын его похоронил, но не полностью: мозг отправил на заморозку в надежде, что когда-то семья воссоединится.

«В течение ближайших 20 лет мы победим старение и будем жить неограниченно долго. Но те близкие люди, которые не успевают до этого периода дожить и умирают, их нужно как-то сохранить, и естественно — это заморозка. Это не бизнес, это страховка для близких людей», — считает клиент Алексей Хозяйкин.

Пока бизнесмены катят друг от друга бочки с замороженным материалом, нарушаются условия его хранения. И с такой грубой дележкой криопациентов шансов на их воскрешение, которые и так были откровенно малы, теперь вообще может не остаться.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров