Гремучую смесь этнической и современной музыки показали на фестивале в Петербурге

, 20:07

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: ВКонтакте @muzmirafest; 5-tv.ru

Тысячи людей съехались в Северную столицу на международный этнофестиваль «Музыки мира».

Грандиозная музыкальная феерия разыгралась в Петербурге. Тысячи людей съехались в Северную столицу на международный этнофестиваль «Музыки мира». Как звучат рок на балалайке и джаз на гуслях? В гремучую смесь этнической и современной музыки окунулся Иннокентий Коломеец.

Рок, фанк, рэгги… три струны традиционной балалайки стали для Дани Воронкова тремя китами, на которых держится музыка любого жанра. Мастер-класс от музыканта стал первым в насыщенной двухдневной программе этнофестиваля «Музыки мира».

«И кончиком пальца мы ставим ступеньку на поле».

«Ступеньки» и «крылечки» помогают на пальцах объяснить основные принципы игры. В зале начинают звучать первые неловкие аккорды.

«Я впервые в своей жизни извлекла ноты из инструмента! Я могу это сравнить в своей жизни только с прыжком с парашютом — такой кайф», — признается участница мастер-класса Галина Харлан.

Для более искушенной публики, московский гость приготовил номер в своем фирменном, восьмибитном, звучании.

«Это „Game boy“ 1989 года, на нем раньше играли в Марио, а я на нем пишу музыку и играю под эту музыку на балалайке. То есть, вместо игры там стоит программа», — поясняет балалаечник из Москвы Даня Воронков.

В буквальном смысле гремучую смесь русского фольклора под аккомпанемент национальных инструментов разных стран создали еще одни столичные гости, ансамбль «Дара Яра».

Австралийский диджериду — плод мастерской работы термитов, которые выгрызают сердцевину эвкалиптового дерева. А вот так обрядовый инструмент с зеленого континента звучит в общей палитре.

Прелесть этнической музыки — это преемственность и постоянство вне времени. К примеру, вот такая жалейка — это давний прародитель кларнета. Когда-то ею пользовались пастухи, чтобы привлекать животных. Ну а теперь в ансамблях она успешно заменяет собой разные виды волынки: такая же сложная при игре и капризная.

Участники фестиваля могли сравнить свои инструменты с их историческими аналогами среди экспонатов одной из лучших мировых коллекций в Шереметьевском дворце.

«Для того, чтобы они звучали, была идея приглашать музыкантов, которые сегодня играют на тех инструментах, которые мы храним уже там 100 и 200 лет», — говорит худрук этнического фестиваля Ирина Ярославцева.

Еще глубже своими корнями музыкальные инструменты уходят к стрелковому оружию — луку. Так можно объяснить факт, что национальная музыка любого народа попадает в самое сердце слушателя.

«Тереть лук об лук — появляется смычковый инструмент, тянуть — щипковый инструмент (как гусли у русского народа). У нас жэтге называется», — рассказывает руководитель ансамбля «HasSak» из Казахстана Ержан Жаминкеев.

Гусли, ханги и ксилофоны разных размеров и тональностей уже в фойе ТЮЗа представили мастера перед концертной частью фестиваля.

В итоге на большой сцене в одном ритме сошлись представители Казахстана и Москвы, малочисленных народов Сибири: Красноярского края, Бурятии и не только. Лучших из лучших выбирали путем онлайн голосования и артисты такое доверие оправдали сполна.

«Да! Да-да-да! Мне очень хотелось туда спуститься к ним, потому что люди живут этой жизнью. Это видно, я получила необычайное удовольствие», — восторгается зрительница Елена Лиханова.

Миссия фестиваля «Музыки мира» — дать старинным мотивам звучать на современном, понятном широкой публике языке. И, судя, по моментально разобранным билетам, миссия эта — выполнима.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров