Из красавицы в чудовище: чем опасны для россиянок контрафактные бьюти-инъекции?

, 4:21

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: Depositphotos / poznyakov; 5-tv.ru

Пандемия коронавируса стала для огромной армии мошенников прекрасным поводом нажиться на проблемах людей.

Пандемия коронавируса стала для огромной армии мошенников прекрасным поводом нажиться на проблемах людей. Так, в России появляется все больше подпольных косметологов, а на рынке красоты — фальшивой продукции. Только за последние полгода оборот легального бизнеса упал на четверть, а это тридцать миллиардов рублей. При этом, по самым скромным подсчетам экспертов — сейчас порядка 50% средств, используемых в бьюти-индустрии, так называемые «серые». То есть мастера без медицинского образования и опыта в домашних условиях колют контрафактные инъекции. Конечно, привлекают низкой ценой. А спрос, особенно весной, очень высокий. Но стоит ли красота риска, ожогов и таких жертв — разбиралась корреспондент МИЦ «Известия» Марина Кравцова.

«Под глазами были темные просто круги, это было все плотное. Лицо в итоге поплыло просто вниз», — вспоминает Тамара Кормишина.

Уколы, гормоны, лазерные процедуры — чтобы вернуть лицо, Тамаре потребовалось девять месяцев. Вот так женщина выглядела после инъекций красоты — хотела омолодиться, но вместо подтянутой кожи сначала воспаление, а позже лицо стало будто каменным. Женщина утверждает: косметолог вколола ей под глаза филлер, предназначенный для скул и подбородка, а в лоб — и того хуже.

«Оказалось, что в карте запись — препарат, который запрещен на территории Российской Федерации, это дешевый китайский препарат — порошок, скажем так, который не имеет сертификации», — рассказывает Тамара Кормишина.

Карту с названием нелегального ботулотоксина порвали прямо при клиентке.

«Вы что творите? Вы мою карту порвали?» — возмущается Тамара Кормишина.

Правды пострадавшая Тамара собирается добиваться в суде. Таких историй тысячи, но подпольный бизнес косметологов продолжает процветать. На руку нелегалам оказалась пандемия. В прошлом году количество процедур в лицензированных косметологических клиниках сократилось на четверть. А цена красоты значительно выросла.

«Средняя цена по ботулотоксину выросла примерно на 10%, по филлерам, по биоревитализантам рост может составлять где-то 40 и даже 50%. Небольшие клиники, особенно региональные пострадали очень сильно, они клиентскую базу не смогли восстановить до сих пор», — рассуждает начальник аналитического отдела издания в фармацевтической отрасли Александр Одинцов.

При этом, закрытие границ не помешало коробками везти нелегальные шприцы. Только биоревитализантов — препаратов для инъекционной подтяжки лица — стало больше почти в два раза.

«Наша страна фактически является Меккой для развития нелегальной косметологии. Очень часто упаковка якобы от настоящего препарата, а налито там непонятно что или заправлено в шприц непонятно что», — считает директор Национальной ассоциации клиник эстетической медицины Александр Терентьев.

«Я была в нереальном ужасе. Я боялась, что этот отек перейдет на дыхательные органы, вдруг я ночью не проснусь», — говорит Анна Мамаева.

Непонятно что в лицо вкололи и Анне. Косметолога она нашла по соцсетям. В маленьком кабинете никаких документов не оформили, флаконы с препаратом не показали — сразу начали колоть — ботулотоксин в мимические морщинки вокруг глаз. Через три часа после укола начался сильнейший отек, женщина не могла открыть глаза. Две недели Анна просидела на больничном, диагноз — аллергическая реакция и поражение лицевого нерва.

«У меня начал спадать отек и вышла лимфа под глаза, то есть такая жидкость, я, когда голову поворачивала, она как-то скатывалась, раз — закроет один глаз, раз — другой. У меня парализовало правую сторону лица, то есть я перестала ее чувствовать. Сейчас у меня уже есть сдвиги сюда, но улыбаюсь я вот так», — рассказывает Анна Мамаева.

Косметолог лишь посоветовала Анне вызвать «скорую», а после заблокировала ее во всех соцсетях и мессенджерах.

«Второй день после перевязки, после ожогового центра», — показывает лицо еще одна пострадавшая Юлдуз.

Юлдуз от косметолога, которая принимала в маникюрном салоне на окраине Москвы, отправилась прямиком в больницу с химическими ожогами второй степени.

«У меня был отек сильный. У меня правая часть, где был ожог, правый глаз не открывался», — вспоминает Юлдуз.

На лечение уже потратила 60 тысяч рублей, и до сих пор борется с темными пятнами на лице. Специалист из маникюрного салона возмещать ущерб отказалась. Пострадавшая клиентка тоже намерена судиться. Однако привлечь к ответственности надомных косметологов и мастеров, работающих без лицензии — не так-то просто. Предстоит доказать, что здоровью был причинен тяжкий вред. В противном случае такой псевдоспециалист отделается штрафом — максимум в две с половиной тысячи рублей и продолжит колоть клиентов.

«Их ничего не останавливает, они понимают, что это легкие деньги, скажем так, не надо платить налоги. Чтобы возбудили уголовное дело необходимы соответствующие последствия — то есть причинение тяжкого вреда здоровью, либо смерть человека», — говорит адвокат Зинаида Култанова.

Прибыль серой косметологии в разы превышает легальный сектор. Подпольные косметологи приобретают свои орудия труда на сотнях сайтов. Например, купить несертифицированный контрабандный филлер для губ здесь можно за три с половиной тысячи рублей, аналогичный легальный препарат стоит 12 500 рублей. В лицензированной клинике процедура увеличения губ обойдется в 15 тысяч рублей, нелегалы демпингуют и просят около девяти тысяч. Получается, что надомные мастерицы за одну процедуру зарабатывают в два с лишним раза больше, чем настоящие врачи с образованием и опытом медицинской деятельности.

Нагноения, паралич, слепота, деформация лица, комки геля под кожей, некроз тканей, герпес и стафилококк — на исправление последствий дешевой процедуры уходит не только время и здоровье, но и сотни тысяч рублей. Порой действие уколов красоты необратимо.

«Они могут нести риски, как при непосредственном применении вплоть до анафилактических реакций, которые могут повлечь смерть пациента. В Москве несколько случаев произошло потери зрения у пациентов», — предупреждает ведущий пластический хирург ИПХиК, аттестованный эксперт Росздравназдора Антон Захаров.

Только в прошлом году в мире из-за филлеров частично или полностью ослепли 190 человек.

«Обязательно нужно не бояться — стесняться спрашивать и документы на кремы, и документы на препараты. И у человека тоже надо спрашивать документы, это в первую очередь ваше здоровье», — считает фотомодель Ирэн Феррари.

Фотомодель Ирэн Феррари теперь семь раз проверяет — даже звездный статус не защитил ее от косметических шарлатанов.

«Однажды я даже попала к очень непрофессиональному врачу-косметологу, которым мне вколол препарат полностью поддельный, я обращалась к пластическому хирургу, чтобы убрать последствия», — вспоминает фотомодель Ирэн Феррари.

Врачи советуют в кабинете у косметолога доставать смартфон и на сайте Росздравнадзора искать лицензию медучреждения или название препарата.

«Есть регистрационное удостоверение на сайте Росздравнадзора. Можно просто вписать его название и сразу же выпадает регистрационное удостоверение нашего препарата», — показывает врач-косметолог Валерия Лебедева.

По данным исследований, 20% косметологических процедур проводятся в салонах, у которых нет лицензии на медицинскую деятельность. Еще 11% — в частных кабинетах, которые вообще никем не контролируются. Сколько косметологов принимают у себя на кухне — и подсчетам не поддается, так же как и количество жертв, которые за свою доверчивость и безалаберность расплачиваются красотой, здоровьем и даже жизнью.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров