Иерусалим раздора: с чего началось обострение конфликта между Израилем и Палестиной

, 7:08

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: REUTERS / Raneen Sawafta; 5-tv.ru

Российский МИД призывает стороны к сдержанности и предлагает сесть за стол переговоров.

На этой неделе с новой силой разгорелся конфликт между Израилем и Палестиной, который уже привел к массированным ракетным обстрелам обеих сторон. Уже сотни погибших и раненых. Более того, Иерусалим грозится начать наземную операцию. ХАМАС, который контролирует сектор Газа, тоже настроен решительно. Ситуация критическая. Диалога нет, пока говорят только пушки. Российский МИД призывает к сдержанности и предлагает сесть за стол переговоров. Другие крупные государства пытаются вести двойную игру, надеясь защитить свои собственные интересы. А простые люди по обе стороны границы прячутся в бомбоубежищах и боятся за себя и своих близких. Корреспондент МИЦ «Известия» Сергей Ауслендер пытался найти ответы — с чего на этот раз началось обострение и стоит ли ждать мира на ближневосточной земле.

Сколько бы не кричал этот палестинский мужчина на израильских полицейских, в квартал Шейх Джарра в Восточном Иерусалиме теперь его не пропустят. Некогда тихий и респектабельный район в двух километрах от старого города как модель всего исторического противостояния Израиля и Палестины. По решению Верховного суда 28 палестинских семей, жившие здесь десятилетиями, должны покинуть свои дома, так же как и Ареф Хаммад, который родился и вырос в этом квартале.

«Нам осталось только судиться дальше. Так как мы не хотим с ними договариваться напрямую. Нам предлагали деньги. Так же предлагали земли. Но все эти договоренности окажутся обманом. Их цель только в том, чтобы мы признали, что это их земля», — говорит Ареф Хаммад.

Палестинцы не хотят покидать район, ведь иначе, они говорят, весь старый город окажется в окружении израильтян. Тем более, что жилье здесь их предки получили законно, по договору с Иорданией еще 70 лет назад, когда западный берег находился под ее контролем. Еще раньше в XIII веке, по историческим данным, здесь сформировался арабский квартал — Шейх Джарра назван в честь мусульманского эмира. Но здесь же и иудейские святыни — например могила Симона Праведного. Чуть больше сотни домов и несколько улочек, но уступать опять никто не захотел. Сначала в ход пошли кулаки и камни. Позже тяжелая артиллерия.

К вою сирен — предвестников воздушной атаки — в Израиле давно привыкли. Но, как говорят местные, таких интенсивных обстрелов не было лет десять. Этот дом на юге Тель-Авива разрушен до основания.

«Когда вышел на улицу, увидел, что дом лежал в руинах, как и все машины. Место, куда ударила ракета, было очень сложно разглядеть».

А это кадры, сделанные во время атаки на город Петах-Тиква. Мужчина вечером смотрит дома телевизор, в здание попадает ракета — выжил чудом.

Зияющая черная дыра в многоэтажном доме Сдерота. Погиб пятилетний мальчик, шестеро взрослых — в больнице.

«Это дети, которым причиняют вред на всю жизнь, и это не имеет смысла. А семья, потерявшая ребенка, — нет», — плачет житель города Сдерот Эдит Ботера.

Израильская тактическая система ПРО «железный купол», созданная специально для того, чтобы отражать атаки неуправляемых ракет дальностью от четырех до семидесяти километров — пробита. Удары Хамаса настолько массированные, что отразить их все — просто невозможно.

«Мы их уничтожаем (ракеты — Прим.ред.), да, но пропускает. 90-95%, а что-то пропускает. Поэтому ракеты падали и в Петах-Тикве, и в Ришоне, и в Реховоте, и в Явне, и в Ашкелоне» — считает экс-советник министра внутренней безопасности Израиля, военно-политический обозреватель Алекс Векслер

От Ашкелона до сектора Газа десять километров. Запущенные из прибрежного палестинского анклава ракеты преодолевают это расстояние едва ли не за секунды. Именно здесь самые большие разрушения.

Это район Вил в Ашкелоне — богатый, зажиточный. Здесь ракета прямым попаданием уничтожила вот такой частный дом. Погибла гражданка Индии, она ухаживала за пожилой хозяйкой этого дома

Все больше израильтян прячутся в убежищах — эти бункеры есть во многих домах, особенно на юге страны. Долгое время они не использовались — и вот теперь жители оставляют здесь запасы воды, приносят мебель.

«Здесь бетонированные стены и железные перекрытия. И он соединяется с другой парадной, мы можем выйти в другую сейчас парадную», — показывает житель Бат-Яма Яна Айзикович.

Когда начинаются бомбежки Борис Филановский выходит из квартиры в коридор. Спускаться в убежище 84-летнему мужчине, пережившему ребенком самые черные дни блокады Ленинграда уже тяжело. Пятая часть израильтян говорит по-русски.

«Свое мы уже отбоялись. У нас же — внучка и правнучка. За себя не так страшно!» — говорит житель Бат-Яма Борис Филановский.

По ночам сирены вообще не замолкают. Утром наступает затишье, только тогда можно оценить масштаб разрушений.

Часть осколков разлетелась по всей улице, попала в соседние дома, в стены этих домов, покорежила стоящие рядом автомобили, вот видно пробоину от осколков.

Израиль отвечает ударами. Жилые здания от бомбежек сектора Газа складываются как карточные домики.

В Газе скончалось больше ста человек, в том числе 31 ребенок, ранены больше шестисот палестинцев. Потери — гораздо большие, чем у израильтян. Вооруженные силы Израиля, помимо ракет используют артиллерию. С палестинской стороны заявляют, что стрельба ведется беспорядочно по жилым кварталам.

«Мы остались дома с детьми. Вдруг мы услышали артиллерийские удары по нам со всех сторон. Куда бы мы ни посмотрели — спрятаться негде. Мы и наши дети полностью истощены».

Ситуацию осложняют полное отсутствие в секторе Газа бомбоубежищ, медикам не хватает лекарств, они едва справляются с наплывом раненных. Люди теряют дома — анклав на пороге гуманитарной катастрофы.

«Мой дом, я живу в нем, одна квартира моя, одна квартира принадлежит моему брату. И вдобавок у меня есть два сына, которые женаты и имеют своих детей. В этом доме жило четыре или пять семей», — говорит Мохаммед Ашор.

Радикально настроенная молодежь с обеих сторон — только обостряет конфликт. Толпы арабов и евреев устраивают уличные побоища, громят магазины. Вот машину арабского водителя забрасывают камнями, а самого — избивают. На этих кадрах водитель-еврей чудом избежал линчевания.

Для того чтобы понять глубинную суть конфликта, его нерв — нужно вернуться в 1940-е. После Второй мировой в ООН приняли решение разделить Палестину на два государства примерно одинаковых по площади. Еврейское (14,1 тысячи квадратных километров — Прим.ред.) и арабское (11 тысяч квадратных километров — Прим.ред.). Иерусалим, священный город трех религий объявлялся международной зоной. А дальше началось перекраивание границ.

«В связи с тем, что арабские государства не признали создание Израиля. Начались. Прошла серия войн, в которых Израиль одерживал победу, присоединяя к себе все больше территорий», — рассказывает директор Петербургского музея исламской культуры Ефим Резван.

Это — современная карта Израиля. Справа и слева, по сути, палестинские анклавы. Нас будет интересовать меньший из них, тот что на юге — сектор Газа. Вот эта узкая полоска земли вдоль моря длиной сорок, шириной от шести до двенадцати километров. По площади в четыре раза меньшая, например, Петербурга. По разным оценкам, здесь проживают до двух миллионов человек. С 2007-го сектор Газа полностью перешел под управление исламского движения ХАМАС, признанного в Израиле террористической организацией.

У палестинцев — фактически двоевластие. ХАМАС в секторе Газа, более умеренный и светский ФАТХ — на западном берегу. Первые готовы решать проблемы силой, вторые — приверженцы дипломатии. В Израиле — тоже глубокий внутренний кризис, который не способствует решению проблемы.

«До сих пор нет такого, сформированного вот по результатам последних выборов правительства. Выборов, которые прошли в четвертый раз за два года. Так правительство и не сформировано», — говорит ведущий научный сотрудник отдела изучения Израиля и еврейских общин института востоковедения РАН Татьяна Носенко.

Обе стороны непреклонны. Израиль готов начать наземную операцию, Хамас угрожает оружием, которое сможет поразить любую часть страны-противника — даже северные территории. Маленький квартал Шейх Джарра в Восточном Иерусалиме — начало и отражение всего конфликта. На одном из недавно конфискованных домов развевается израильский флаг. На соседнем — плакат «Мы не уйдем! Мы останемся стойкими!». У каждой стороны своя правда, а стоит ли расплачиваться за нее сотнями человеческих жизней — один из вопросов без ответа. Так же, как и закончится ли когда-то арабо-израильский конфликт.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров