Страсти по Мольеру: Эйфман представил публике новое прочтение «Дон Жуана»

, 12:16

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: ТАСС / александринский театр; 5-tv.ru

Мировая премьера состоялась на сцене Александринского театра в Петербурге.

Петербург за один вечер пережил прыжок из 21-го в 17-е столетие. На сцене Александринского театра состоялась мировая премьера балета, который поставили по одной из лучших классических комедий в истории — это «Дон Жуан» Мольера. И такого эффекта не ожидал никто. Елена Норкунайте сейчас все расскажет.

Последние штрихи перед мировой премьерой. Мария Абашова — заслуженная артистка России — входит в образ, которому любая девушка позавидует.

«Такой партии у меня еще не было — это впервые, когда столько эмоций я должна пережить только за первый акт, потому что во втором акте я появляюсь как воспоминание. И тоже по-женски приятно: лучшее воспоминание за всю жизнь Мольера — это я!» — признается прима-балерина Театра балета Бориса Эйфмана.

А Мольер — он же Жан Батист Поклен — предстает на основной сцене Александринского театра, то смертельно больным стариком, то молодым и полным сил возлюбленным. К этой роли Олег Габышев — заслуженный артист России — шел годами.

«Я только пришел работать в труппу и исполнил партию Дон Жуана — был юн, моложе. Поэтому я очень рад, что Борис Яковлевич возобновил этот спектакль», — признается исполнитель роли Мольера, солист Театра балета Бориса Эйфмана.

Спектакль 2001 года — тоже по мотивам Мольера — в NewYork Times был признан лучшей работой мастера, с аншлагами прошел в Штатах и Европе. И сейчас премьера — настоящее событие в культурной и светской жизни.

Пока Николай Цискаридзе раздавал автографы и интервью Борис Эйфман, стараясь не привлекать особого внимания, традиционно ждал у входа в зал, чтобы лишь под покровом темноты занять свое место среди зрителей и наблюдать за их реакцией.

«Я просто пришел посмотреть и потом пойду в зал».

«А признайтесь честно, все-таки первая премьера… Волнуетесь?»

«Конечно, если будет последняя — буду волноваться. Театр — это живое, непредсказуемое живое».

Он вернулся к любимому материалу — творчеству Мольера — 20 лет спустя! И после третьего звонка, возможно, все же испытал всю силу «дежавю».

«Страсти по Мольеру или маска Дон Жуана» — постановка о личной трагедии создателя классической комедии, как бы парадоксально это ни звучало. Борису Эйфману тема близка еще и потому, что сам он кажется отождествляет себя с французским драматургом.

«Это мой последний спектакль, я им очень горжусь. У Мольера был авторский театр, у меня тоже авторский, личность Мольера очень близка мне, понятна мне. Я бы мог назвать его еще: исповедь Великого рогоносца», — признается Эйфман.

Новый Дон Жуан Бориса Эйфмана — вовсе не реинкарнация старого спектакля, а по признанию маэстро прыжок из 20-го в 21-е столетие. Хореография, оформление сцены, драматургия — изменилось многое… Но главное осталось — это уникальный подход хореографа-философа к искусству театра балета.

В масках пришлось репетировать и артистам, хотя мимика в новом спектакле крайне важна. О гастролях из-за пандемии пока не может быть и речи. Зато весь жизненный и творческий путь великого комедиографа у российского зрителя как на ладони.

Читайте нас в Google News


Новости партнеров