Катастрофическое безразличие: почему чиновники не торопятся помогать иркутским подтопленцам

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: РИА Новости / Александр Кряжев; 5-tv.ru

На этой неделе стало известно, что свыше 40% пострадавших от паводка иркутских семей до сих пор не обеспечены жильем.

Более 40% пострадавших от паводка семей в Иркутской области не обеспечены жильем. Шокирующая цифра. При том, что мы уже несколько месяцев подробно рассказываем о проблемах людей и безразличии иркутских властей. В среду на специальном совещании в правительстве выяснилось еще и то, что непонятно куда деваются выделенные из федерального бюджета деньги. Постоянно срываются сроки строительства.

И вишенка на этом циничном торте — вместо детских садов и школ местные власти предлагают включить в программу восстановления административные здания — то есть свои офисы. Это вообще, как называется? Причем местные власти с упорством известных животных твердят, что все в порядке, под контролем, а воду, оказывается, мутим мы — журналисты. Не тех показываем и не так рассказываем. Хорошо, вот еще один материал. Корреспондент МИЦ «Известия» Дмитрий Вахницкий встретился с людьми, у которых по мнению иркутских чинуш проблем нет вообще. Как говорится, выводы делайте сами.

Кадры, на которых видны масштабы подтопления, размещены на официальной странице Тулунской администрации в соцсети. Пострадавшая от наводнения Наталья Разумова спустя четыре месяца переезжает из пункта временного размещения в свое новое жилье. Все радуются.

«Сертификат был предоставлен и купила на этот сертификат квартиру однокомнатную», — рассказывает жительница Иркутской области Наталья Разумова.

Но это похоже исключение из правил, или скорее показное исполнение своих прямых обязанностей. Для отчетности. Потому что тысячи других жителей из подтопленных населенных пунктов до сих пор прозябают в разрушающихся домах, ждут положенных им выплат, или просто ждут, когда большие и малые иркутские чиновники хотя бы их выслушают.

«Летом этот Тулунский район смыло. Сейчас там, где была вода, лед. Но если во время паводка люди страдали от стихии, то с началом суровой сибирской зимы жизнь многих пострадавших от наводнения под угрозой из-за иркутских бюрократов. Вместо денег на ремонт и сертификатов на новое жилье они шлют только отписки», — показывает корреспондент МИЦ «Известия» Дмитрий Вахницкий.

У жительницы Тулуна Анжелы Коноваленко в погребе гниют картошка и зимние заготовки, на стенах образовались трещины, фундамент просел. Ее дом комиссия обследовала дважды — в итоге, скрипя сердцем, все же признала его аварийным. Но сертификат на приобретение жилья Анжеле чиновники так и не выдали. Нашли лазейку, чтобы сэкономить на людях — по-своему интерпретировали карту зоны затопления.

«Дома перед нами в зоне затопления, дома за нами в зоне затопления. Наш дом на каком-то островке», — жалуется пострадавшая от паводка Анжела Коноваленко.

А ведь летом под водой оказался весь город. Тулун едва ли не первым принял на себя сильнейший удар стихии. Не менее разрушительной была волна и в поселке Игнино — это 120 километров от Тулуна. Но режим ЧС местные власти объявлять не стали, поэтому тоже отказали жителям в выплатах для восстановления или покупки квадратных метров.

«К мэру обращались, куда мы только не ходили. Нас же нигде не ждут. Дети живут, грибами дышат и плесенью и старики. У нас много стариков. Им некуда пойти», — рассказывает Анастасия Куприянова.

После паводка в доме Анастасии Куприяновой насквозь прогнили стены, обои до сих пор не просохли, от печи отваливаются куски штукатурки, из погреба не уходит вода. Фундамент здания полностью просел поэтому в любую минуту дом может сложиться как карточный домик.

«Я с маленьким ребенком здесь просто не могу находиться, мне очень страшно», — показывает свое жилище жительница поселка Игнино Анастасия Куприянова.

Жить в развалившихся домах страшно всем. Поэтому люди решили лично обратиться к губернатору Иркутской области Сергею Левченко. Просили его решить вопрос с выплатами.

«Он сказал, что поставили на заметку и что этот закон, о нашем паводке, будет принят», — говорит жительница Иркутской области.

О жителях Игнино Левченко быстро забыл. Как, впрочем, и забыл о жителях Аршана, многие еще в глаза не видели никаких комиссий, а прошло полгода. К кому-то специалисты все же приехали. Например, к Елены Светлолобовой. Но только после нашего репортажа о ее проблеме. Но так и не помогли, наоборот — послали в суд. Теперь многодетной матери еще предстоит доказать чиновникам, что ее дом находится в зоне затопления.

«Нам придется нанимать адвоката, на адвоката естественно денег нет, у меня осталась единственная корова, мне придется пускать ее под нож, дети останутся без молока», — плачет жительница поселка Аршан Елена Светлолобова.

Выдает сертификаты в поселке глава Леонид Полетаев. Но в первую очередь, по словам Елены, местный чиновник обеспечивает свидетельствами, а также другими выплатами своих коллег близких и друзей. Например, секретаря поселковой администрации.

«Прописка у нее Иркутская, у мужа тоже Иркутская, они по 50 тысяч получили в самую первую очередь. Вот так у нас работает глава поселения», — говорит Елена Светлолобова.

Еще одна проблема — рассеянность чиновников. У Натальи Скобелевой из поселка Шиткино документы на сертификат для капитального ремонта чиновники попросту потеряли и заставили женщину заново бегать в девяти кругам бюрократического ада — собирать все справки бумаги и подписи с печатями. Все это время Наталья с двумя детьми продолжает ютиться в летней кухне, в декабре, в Сибири.

«Ночами не спим, плачем, а толку, простите. Толку никакого, помощи ниоткуда и ничего», — рассказывает жительница поселка Шиткино Наталья Скобелева.

Зато на специальном заседании комиссии по ликвидации паводка Левченко хвастался цифрами. Четыре тысячи пострадавших от наводнения приобрели новое жилье. О том, что почти три тысячи семей этого жилья не имеют, так же как не имеют сертификатов на капитальный ремонт 650 пострадавших, губернатор умолчал.

«Они-то, что не начали ремонт, они свидетельства на руках не имеют. Как они будут к нам относится? Вот к ним сейчас к семье хоть народный фронт придет, хоть журналисты придут. Они скажут: А у меня ничего нет», — сказал заместитель председателя правительства РФ, председатель комиссии по ликвидации последствий в Иркутской области Виталий Мутко.

На заседании Левченко заметно помрачнел. Но всю вину переложил на экспертов ОНФ — их доклады с мест, мол, странные и запутанные. И журналистов — говорит, они все переврали.

«Мы дали запросы в центральные каналы. Мы до сих пор не получили ответы что за люди, которых они снимали. Давайте вместе работать, а не в КВН играть», — заявил губернатор Иркутской области Сергей Левченко.

Вместо того, чтобы помогать жителям области, команда Левченко сокращает программу восстановления жилья. Решено, например, не строить школу в селе Уйгат и детский сад в деревне Паберега. Для сэкономленных денег власти нашли более стоящее применение — решили отремонтировать на эти средства два административных здания.

«У нас шесть школ сроки капительного ремонта нарушены. Есть две школы, где дети не учатся. Я прилечу, покажешь мне все эти шесть школ», — потребовал Виталий Мутко.

Успешно команда Левченко справилась только с премиями самим себе. Некоторые областные чиновники получили вознаграждение в размере годовой зарплаты. Узнав об этом пострадавшие восприняли новость как издевательство над ними. Некоторые жители до сих пор не получили положенные единовременные выплаты в десять тысяч рублей.

«Можно констатировать, что правительство Иркутской области не справляется. Массово идут жители, что не получили помощи и предприниматели, которые не получают помощи по каким-то надуманным основаниям», — отметил член регионального штаба ОНФ в Иркутской области Илья Яковенко.

Бездействие региональных властей, равнодушие и черствость местных чиновников. Совсем не этого ждали пострадавшие. Работники администраций должны были вникать в ситуацию и персонально разбираться и искать возможность не отказать, а помочь каждому. Теперь пострадавшие вынуждены ютится в пунктах временного размещения, теснить родных, близких и друзей либо оставаться в холодных полуразрушенных домах. Жители фактически остались наедине с бедой.

Ранее 5-tv.ru сообщал о том, что Минстрой выясняет, куда уплыли 4,5 миллиарда рублей, направленные на восстановление жилья в Иркутской области.

Читайте нас в Google News


Читайте также

14 дек


Новости партнеров