Семейный киднеппинг: остановит ли штраф от кражи собственного ребенка

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: www.globallookpress.com / Ralph Kerpa, 5-tv.ru

Российские сенаторы выступили с неожиданной инициативой — они предлагают штрафовать на пять тысяч рублей родителей, которые делят детей.

Российские сенаторы выступили с неожиданной инициативой — они предлагают штрафовать на пять тысяч рублей родителей, которые делят детей. Рублем накажут отца или мать, которые запрещают детям видеться с близкими родственниками или отказываются выполнять решение суда о передаче ребенка. А если нарушение повторное — нужно арестовывать на пять суток.

Инициаторы уверены, что такие поправки снимут правовую неопределенность и позволят эффективно привлекать нарушителей к ответственности.

А мы задались вопросом. Вы серьезно думаете, что штраф в пять тысяч сможет остановить родителя? Может уже пора не о штрафе говорить, а о подробном и четком законе, где будут оговорены все детали. Миллионы семей после разводов делят детей и за право быть рядом с любимым чадом они готовы на все. Вот уж для них пять тысяч рублей точно не помеха. А вот введение уголовной ответственности за семейный киднеппинг, это совсем другое дело… Но ведь и тут не все так просто. В этом случае родительские войны перейдут совсем в другую фазу.

Артур Ломидзе расскажет, как же быть.

Такие видеообращения пишут тысячи женщин по всей России, они надеются их дети увидят это и узнают маму. Их истории похожи одна на другую, их квартиры похожи одна на другую. Детские игрушки мебель фотографии рисунки. Они ждут, малыши вернуться домой. Но чаще всего этого не происходит. Статистику похищений одним из родителей собственных детей никто не ведет, но только в Петербурге за прошлый год в аппарат уполномоченного по правам ребенка обратились 538 человек. По сравнению с 2013 годом цифра выросла почти в десять раз.

«Многие отцы считаю, что они могут быть более хорошими воспитателями нежели мамы. В результате отец приезжает и забирает ребенка из школы, и они растворяются на необъятных просторах нашей родины», — рассказывает уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова.

Бывший муж Марины Воронцовой решил, что сын должен жить с ним! Он забрал ребенка, два месяца мать искала его, смогла вернуть, но мужчина не успокоился.

«Они с братом напали на мою маму и похитили его во второй раз», — рассказывает Марина.

Караулили у подъезда. Мужчины не церемонятся. В ходе потасовки достается и женщине, и малышу. А дальше долгие поиски и походы по всем инстанциям. Все эти женщины рассказывают об общем горе совершено одинаково.

«Я обращалась во все органы. Это Следственный комитет, это органы опеки. Я писала каждому депутату, у которого была открыта страница. Все сводилось на нет, в розыск не объявляли, потому что он не лишен родительских прав», — говорит Анастасия Биряева.

Сейчас у Анастасии есть возможность обнять свою дочь, но, когда они увиделись после долгой разлуки, она, взяв ее на руки больше всего боялась, что та не узнает мать. А за год до этого бывший муж, узнав, что суд определил место жительства девочки с матерью, просто исчезли из Москвы, забрав ребенка. Анастасия сама провела расследование, полгода собирала информацию по крупицам, чудом нашла город, в который они сбежали, а потом вычислила кафе куда они ходят каждое воскресенье.

«Начался ад. Бывшая свекровь вцепилась в ребенка с такой силой и вырывала ее, что я думала она ее разорвет», — вспоминает девушка.

Драку остановили посетители кафе. Помогли отбить девочку у разъяренной бывшей свекрови и готового вновь пустить в ход кулаки отца.

«Вот эта подростковая агрессия, которой мы удивляемся. Почему они такие жестокие. Она произрастает из этого момента. Ребенок думает, я мал, я подрасту, наберусь сил и буду поступать, как я хочу. Последствия будут не здесь и сейчас. Они проявятся через много лет», — объясняет психолог Юлиан Станишевский.

Конечно, страдают не только женщины, рыщут по стране в поисках своих детей и мужчины. Да, их меньше, но страдают они точно так же. Альберт Хамитов, снял больше сотни клипов звездам российского шоу-бизнеса, но этот кажется стало его проклятием. Двоих сыновей он уже давно видит только на фотографиях. Мать бросила их, когда младшему мальчику не было и года.

«После развода дети практически пять лет жили со мной. Мама изредка появлялась. И не для того, что бы детям помочь», — рассказывает Хамитов.

Мужчина понимал, мать нужна сорванцам, не препятствовал их общению, не стал вмешиваться, когда женщина забрала старшего к себе. Промолчал, когда она определила его в школу в интернат, а потом все трое просто исчезли.

«Они могут и в соседнем доме жить. Здесь продали, там купили, а могли и в другой город уехать», — поясняет режиссер.

Или в другую страну. Оказывается вывести ребенка без разрешения другого родителя не так уж сложно. Алина Брагина восемь лет не видела свою девочку.

«В отношении моего мужа вынесен заочный арест. Он объявлен в федеральный розыск и Интерпол за хищение 91 миллиона. Я знаю, что он где-то за границей», — говорит Алина Брагина.

Почему родители остаются один на один со своим одиночеством. Ведь в Росси есть статья КОАП, по которой за неисполнение решения суда о том, с кем должен жить ребенок положен штраф или административный арест?

«Наказание вынесено, но оно не исполняется и повторно. Мы не можем наказать родителя», — поясняет председатель комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов.

Именно поэтому в КОАП готовится поправка, которая не позволит похитителям по сути выкупить собственного ребенка, заплатив один раз в казну 5000 рублей штрафа. Теоретически наказывать можно будет хоть каждый день. Если, конечно, комиссия по делам несовершеннолетних захочет этим заниматься. Те, кто столкнулся с семейным киднепингом не верят в успех инициативы. Крадут детей чаще всего те, кто может себе это позволить.

«Ну, пять тысяч, если у мужчины или у женщины доход несколько миллионов, эти пять тысяч не сыграют роли», — добавляет заместитель председателя национального родительского комитета Анастасия Белова.

Объединившиеся обворованные родители требуют пойти дальше и ввести уголовное наказание за похищение детей, как за границей, где подобная проблема уже так остро не стоит.

«В Польше до десяти лет, во Франции — пожизненно. В азиатских странах до смертной казни», — говорит адвокат Максимилиан Буров.

Но дела семейные — сложные. Марина Воронцова, все же нашла своего сына с группой поддержки состоящей из друзей и полиции забрала ребенка. Счастливые кадры. Сын и мать едут домой. Ее муж гражданин России уверен, ответить за похищение должна бывшая жена. Вот как, по его словам, обращается с ребенком мать.

«Хватит уже орать! Еще хочешь? Хватит реветь! Нравятся иголочки? Нравятся? Давай еще уколю!»

И когда родители вцепляются друг другу в горло, верить нельзя никому из них. Если по каждому заявлению отправлять в тюрьму взрослых, детские дома скоро станут переполнены. Пока мама с папой бьются за свои права, а не за права ребенка, они не замечают, что удары, которыми обмениваются взрослые получает их малыш.

Читайте нас в Google News


Читайте также

2 дек


Новости партнеров