Как в России возрождается виноделие — репортаж

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: ТАСС/Бобылев Сергей, 5-tv.ru

Времена, когда российское вино было хорошим — вернулись, это непреложный факт. Но виноградари знают истину в своем продукте, и здесь, как нигде, нет предела совершенству.

Народные богатства — это достояние России, к которому надо относиться с особым трепетом: приумножать их и развивать. В последние годы одним из ключевых направлений российского аграрного сектора стало виноделие. Россия уверенно возвращает себе лидирующие позиции в этой отрасли.

Сенсацией недели стал триумф отечественных вин на престижной международной выставке в Азии. Счет медалей шел на десятки, а такие известные предприятия, как «Массандра», «Фанагория» и другие вошли в почетный список лучших компаний мира.

Бурному росту отрасли способствует и государственная поддержка. В Госдуме на 19 ноября запланировано первое чтение революционного законопроекта о виноделии. Документ призван улучшить нашу продукцию и дать стимул российским производителям. И тогда с прилавков исчезнут сомнительные импортные напитки с красителями и добавками, а их место займут лучшие образцы из Крыма или Краснодарского края. Корреспондент МИЦ «Известия» Максим Облендер — о будущем российского вина.

Илья Смирнов, совладелец ресторана: «Я держу в руках бутылку красного вина, которое является одним из лучших в России».

На Илью Смирнова конкуренты по бизнесу поглядывали искоса; еще бы — открыл ресторан, в котором клиентам предлагают только российское вино. Да, рисковал, но уже три года бизнес активно растет. А в винной карте, может, и не столь популярные, как скажем мерло или шардоне, но зато свои, родные, исконно отечественные марки и бренды.

Илья Смирнов, совладелец ресторана: «Есть так называемые автохтонные сорта винограда, которые произрастают исключительно на определенной территории, и вот эти вина набирают все большую популярность как у наших соотечественников, так и у иностранных гостей нашего ресторана».

Если еще десять лет назад к словосочетанию «российское вино» относились скептически, то в последние годы ситуация стала меняться. Некоторые помнили об истинном великом наследии отечественного виноделия, о мировом триумфе наших крымских производителей и фуроре, который они производили в начале прошлого века на международных выставках — и принялись медленно, но верно возрождать традиции и возвращать былую славу.

Дмитрий Киселев, глава Союза виноделов РФ: «В начале ХХ века усилиями Голицына Россия больше экспортировала вина, чем импортировала. И у нас тогда был исторический шанс стать настоящей винной провинцией мира Нового Света, как это называется, мы его упустили. Весь ХХ век фактически можно выбросить, вычеркнуть из этого дела, из нашей винной истории.

Сейчас у нас появился второй шанс, спустя почти 100 лет, более чем 100 лет. И мы должны его использовать, для этого у нас есть все: у нас есть желание, технологии, у нас есть 45-я параллель, широта бордо».

Разумеется, нашлись и те, кто яростно противился ренессансу российского виноградарства.

Дмитрий Киселев, глава Союза виноделов РФ: «В отрасли до сих пор процветал бизнес, который эту отрасль разрушал изнутри. Потому что производилось так называемое вино из так называемого балка, то есть это привозной полуфабрикат, который покупался за границей по дешевке, и дальше — бодяжьте, разливайте, закисляйте, раскисляйте, подслащивайте, добавляйте спирт, ароматизируйте, красьте, называйте это вином. И это приносило немалые доходы тем, кто этим занимался».

Сегодня эти низкопробные полуфабрикаты, «шмурдяки», как их презрительно называют настоящие виноделы, медленно, но верно сдают позиции, а те, кто творит, создает настоящее вино — наоборот, их завоевывают. Многочисленные награды международных конкурсов тому подтверждение. Последние на этой неделе — 13 медалей самого престижного фестиваля вин Азии. И шесть из них — у нашей «Массандры».

Янина Павленко, генеральный директор винодельческого комбината «Массандра»: «Очень огромный интерес именно к российскому. Это дает нам надежду расширить географию наших продаж и действительно прорубить огромные ворота на восток».

Наши вина уверенно теснят на китайском рынке своих европейских конкурентов. На востоке знают толк в хорошем вине, и теперь знают, что европейское — не значит лучше. Российские виноградники находятся в одних широтах с теми же итальянскими и французскими, почвы уникальны по своему минеральному составу.

Дмитрий Киселев, глава Союза виноделов РФ: «Вот она, новая кухня. Вот она — авторская. То же самое с автохтонными сортами. И в моем фильме знаменитый британский эксперт Оз Кларк сказал: „Если бы я был в России и занимался виноделием в России, конечно, я бы делал вино из автохтонных сортов, потому что люди ищут новые вкусы“. „О, это кокур из России? Да он нигде не растет!“ Посмотрите, это же колоссально!»

Поэтому нашему производителю теперь за вкус краснеть не приходится, да и за производство тоже. «Фанагория» — Краснодарский край. Награды из Австрии, Японии, Германии, платиновая медаль из Великобритании. Оборудование — тоже самое современное. От советского наследия остались только надпись «Слава КПСС» и гарантия качества. Виноделы смеются: здесь, в музее — виноградный сок, произведенный к «Олимпиаде-80», и сегодня можно пить со вкусом.

Юрий Узунов, главный-инженер винодел завода «Фанагория»: «Это начало 2008 года где-то. Тогда начала появляться культура пития. Мы стали готовить больше сухих вин, уменьшили объем производства крепких вин, десертных вин. За это время потребительский уровень подрос, многие начали разбираться в продукте».

Как распробовать напиток, как говорят сомелье, услышать вино — объясняют даже в магазинах.

«Когда наливаете в бокал, нужно дать вину подышать, то есть поиграть им и дать подышать».

Ну и конечно, на заводах, у которых теперь всегда поток туристов, даже в несезон.

Максим Облендер, корреспондент: «Винный туризм — направление, которого еще лет десять назад и не было, а сегодня на каждом предприятии можно встретить экскурсионные группы. Сидят, слушают историю, дегустируют продукцию.

Задача: показать, что производство современное, указать на какие-то фишки, как, например, хранится коллекционное игристое вино. Сначала образуется осадок, потом его вместе с пивной пробкой удаляют и ставят сюда уже обычную — деревянную. Ну и конечно, здесь удивляют цифрами: к примеру, только это предприятие выпускает 250 наименований продукции, у него три тысячи гектаров виноградников и пять тысяч туристов ежегодно хотят увидеть это своими глазами».

Чтобы не тянуть, словно бочонки лото, вино вслепую — сомелье делится опытом.

«Напоминает, как мы говорим, чистый винный аромат. Или как когда в корзину с яблоками носиком зароешься».

На крымском «Инкермане» та же картина — сотни людей!

Лариса Шимчук, генеральный директор «Инкерманский завод марочных вин»: «У нас огромная сырьевая база, порядка трех тысяч гектаров; вырабатывая свои собственные виноматериалы и вина, мы себя обеспечиваем полностью, поэтому мы поддержали этот закон, потому что именно за вино России».

Даже в торговых точках можно посмотреть на сакральный процесс рождения вина, в очках виртуальной реальности. В реальности же российский бизнес в ожидании принятия революционного закона о виноделии и виноградарстве, который уже на ближайшей неделе рассмотрят в Государственной думе.

Дмитрий Киселев, глава Союза виноделов РФ: «И вот сейчас, наконец, принимается закон, где впервые в нашей истории будет дано определение, что такое вино: вино — это продукт брожения винограда и ничто иное; и что такое российское вино: российское вино — это вино, которое изготовлено из винограда, выращенного в России, то есть ничего подобного раньше не было».

Петр Романишин, директор завода «Фанагория»: «Это сделает более устойчивой систему производителей вина из винограда. Позволит стабилизировать конкурентную среду. Позволит убрать с рынка тех, кто балуется фальсификацией, и привлечь инвестиции в эту очень емкую отрасль».

Удивительно, но фальсификатом и примесями в вине сегодня злоупотребляют и иностранные производители, причем даже недешевого вина.

Прибор со сложным названием, разработанный Научно-исследовательским институтом физико-технических и радиотехнических измерений, выполняет простую, но очень полезную функцию — выявляет синтетические красители. Для эксперимента выбраны пять марок — отечественных и популярных заграничных. Наши проверку прошли на отлично, а вот одна из европейских бутылок показала свое истинное лицо. И это вино, которое стоит тысячу рублей!

«Проанализировано 15 синтетических красителей и составлена база данных; один из спектров пропускания красителей представлен красным цветом. Видно, что они отличаются».

Про сегмент подешевле и говорить не приходится. Если заграничное шардоне или еще круче — шампанское стоит 300 рублей, можно только представить цену самого напитка, если вычесть стоимость дорогущей бутылки для игристого, способной выдержать давление в 18 атмосфер, пробки и все пошлины. Другое дело, что отечественного продукта на полках все еще недостаточно.

Игорь Кириков, специалист по закупкам и продажам российского вина: «Доля российского вина на полках и в винных картах ресторанов должна быть не менее 70%, так считает винодельческое общество».

А пока только 20%. Виноделие — очень трудоемкий процесс. Первый урожай лоза дает только через пять лет, а чтобы из нее получить самое лучшее вино нужны не годы, десятилетия! Но в Советском Союзе, во время горбачевской антиалкогольной кампании, виноградники нещадно уничтожали тысячами гектаров. Неудивительно, что виноделие быстро пришло в упадок.

Дмитрий Киселев, глава Союза виноделов РФ: «Мы экспериментально уничтожали наши виноградники в горбачевские времена. И уничтожили виноградников больше, чем их уничтожил Гитлер во время оккупации. Мы сами это сделали. Мы пробовали сейчас производить вино не из винограда и называть это вином. Ну, вот, уже докатились. Хватит, пора заканчивать с экспериментами».

Именно поэтому медленное, но верное возрождение отрасли стало происходить только в последние годы. Когда и новые лозы налились соком, и наш отечественный бизнес окреп. И то, что наше вино завоевывает новые позиции и новые рынки, с горечью для себя признают даже французские сомелье.

Элен Жерарден, сомелье: «Может быть, в России традиций виноделия, конечно, меньше, чем во Франции, Испании, в Италии, но если Россия продолжит развиваться в этом направлении, нет никаких причин, чтобы не производить тоже хорошее вино. В Москве мне приходилось пробовать российское вино, и я нахожу его вкус очень интересным».

Времена, когда российское вино было хорошим — вернулись, это непреложный факт. Но виноградари знают истину в своем же продукте, и здесь, как нигде, нет предела совершенству. Поэтому следующий шаг, который уже не за холмами с виноградниками — сделать так, чтобы уже остальные мировые производители стали смотреть на наше вино как на эталонный продукт.

Дмитрий Киселев, глава Союза виноделов РФ: «Я думаю, что через лет пять мы будем иметь совершенно другую картину. Это не так долго. Это не быстрый процесс, быстро можно сделать только водку, быстро вино не сделаешь. Есть вещи, которые нельзя сделать за две недели в жизни. Есть вещи, которые предопределены природой: нельзя быстро воспитать человека, например, родить, есть определенные сроки, технологические и природные. Но чем раньше мы встанем на этот путь, тем быстрее почувствуем результат».

Ранее 5-tv.ru рассказывал, как в Крыму прошел девятый Всероссийский саммит виноделов.

Читайте нас в Google News


Читайте также

24 ноя


Новости партнеров