Биологическая интервенция? Почему россиянки рожают больных детей после процедуры ЭКО

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: www.globallookpress.com / CHROMORANGE / Bilderbox; 5-tv.ru

Только единицы организаций во всем мире могут себе позволить провести детальную генетическую проверку доноров, поэтому женщины не могут быть уверены в качестве биоматериалов, полученных из-за границы.

В России на этой неделе в сфере искусственного оплодотворения разгорелся громкий скандал. «Росздравнадзор» по решению суда заблокировал в России работу сайта крупнейшего датского банка спермы. Казалось бы, ну нарушил сайт установленный порядок. Но не тут-то было.

Это событие вскрыло пласт, о котором мало кто задумывался. Однако он будет пострашнее бомбы замедленного действия. Оказывается, несколько лет назад в Москве женщина решилась на процедуру ЭКО и обратилась в одну из известных клиник. В итоге родила ребенка с рядом серьезных генетических заболеваний. В качестве биоматериала пациентке предложили сперматозоиды, которые учреждение закупало как раз в том самом банке, в Дании.

И тут мы задумались. Слушайте, а ведь подобная практика сложилась уже давно. Только единицы организаций во всем мире могут позволить себе провести детальную генетическую проверку доноров. Это очень дорого. Остальные работают на ваш страх и риск. И у будущих российских матерей нет никакой уверенности, что они получат из-за границы. Зачастую они даже не знают откуда прибудет их заказ.

И ведь импортный биоматериал, это не их автомобили или смартфоны. Эти товары народного потребления они пока делают лучше нас. Но тут-то совсем другое. Тут такой контроль нужен, что мало не покажется. А массовое проникновение чужих непроверенных генов это знаете ли — уже какая-то биологическая интервенция, со всеми вытекающими. Корреспондент МИЦ «Известия» Максим Облендер выяснил все досконально. Подробности в репортаже.

Олег Лихачев бережно хранит анонимный контейнер, с которым его 11 лет связывало нечто большее, чем работа. Донорская карьера началась в 1999-м. Олег был молод, нужны были деньги, но был и сверх замысел, который не позволял все это время «опускать руки».

«Не поверите, я хотел возродить интеллигенцию. И успешно это сделал. У меня около 70 детей по Татарстану. Сейчас сеть Лихачевых, она будет распространяться. Будет сто сорок, двести десять!» — говорит бывший донор Олег Лихачев.

При таком раскладе шанс завести семью со своим братом или сестрой, учитывая численность населения Казани, у потомков Лихачева, уже сейчас примерно один к шести тысячам.

«И если вы введете номинацию — я стану королем инсеминации!» — твердит бывший донор Олег Лихачев.

Еще один такой король, но уже из Дании тоже сдал биоматериал. Через сайт скандинавской клиники донора выбрала москвичка. Принц датский родился с редчайшим генетическим заболеванием, спинальной мышечной атрофией. На какой стадии произошел сбой, определить сложно. Женщина поставила цель — предостеречь будущих мам от иностранных доноров. По решению суда, сайт злополучной клиники на территории России заблокируют.

«Поскольку организация находится за рубежом, нет вариантов проверить условия хранения и качества биоматериала, и качества обследования доноров. Сайт предлагает направлять биоматериал почтовыми службами как конечному потребителю, так и направлять биоматериал в клиники», — рассказывает заместитель руководителя территориального органа «Росздравнадзора» по Москве и Московской области Денис Рощин.

Сегодня деятельность таких медицинских центров государством регулируется, но по закону врачи обязаны проводить только узкий перечень обязательных анализов, смотреть, действительно ли отец психически и физически здоров, проводить устную консультацию с генетиком. Правда так вряд ли можно определить и предсказать патологию. Тем более вероятность того или иного отклонения — в разных регионах, а тем более странах разная. Вот и заказывай материал из Дании.

«Многие центры, зная о распространенности заболеваний по своей территории, по информации, которую они получили от генетиков, сами инициируют такое обследование и такую информацию о своих донорах предлагают. И вот этот объем он в разных центрах может быть разным», — говорит медицинский директор международного центра репродуктивной медицины Игорь Корнеев.

Прежде чем сперму донора заморозят, она, как и донор, будет изучаться около трех месяцев. В сфере ЭКО медицина сделала качественный скачок, 30% искусственных оплодотворений приводят к рождению здоровых малышей. Ежегодно в России так появляется на свет 30 тысяч младенцев — считай население Благовещенска, а ЭКО остается последним выходом для тех пар, кому здоровье не позволяет зачать ребенка обычным способом.

«Впрочем, в этом же видят выход и те, кто здоров, но кому конфетно-букетный период, первые поцелуи, ссоры и сакральный любовный процесс, происходящий под одеялом, не интересны вообще. Есть же донорский материал и заранее определенный набор характеристик, а любовный процесс, да вот прямо здесь под микроскопом», — показывает корреспондент МИЦ «Известия» Максим Облендер.

Мама опять же из Дании. Была замужем, не могла забеременеть и решила обратиться к донору. Как конструктор подбирала цвет глаз, волос ребенка. Девочка родилась здоровая, но уже четыре года Пия воспитывает малышку одна. Донор сделал свое дело, а отец в привычном плане, уверена Пия, малышке не нужен.

«Я считаю, что наша страна более свободомыслящая в социальном плане, нежели Россия. Из СМИ в Дании, мы, например, знаем, что у вас непросто быть геем или лесбиянкой — это не принято обществом», — рассказывает Пия Крон Кристенсен.

А это Кайл Горди, и его страница в Facebook напоминает пешеходный переход — сплошные полоски. На тестах благодарных мамаш. Осеменение — дело всей жизни 27-летнего мужчины, каждую неделю новый штат и новая клиника.

«Это определенно главная идея моей жизни. У меня 25 детей и еще четыре на подходе. У меня нет жены, девушки, я никогда этого не хотел. Донорство спермы — это моя работа», — говорит донор Кайл Горди.

Отказ от семейных ценностей, родители одиночки — все это выгодно не только бизнесу — медцентрам, сайтам клиник, поставляющим сперму по почте, но и власть имущим.

«Берутся под контроль семейные ценности, идет дробление людей на индивидуумов, когда один человек живет, у него ни родственников, ни друзей, вернее они есть, но они в соцсетях. А когда у него нет родственного, семейного клана — он подчиняется той структуре отношений, которые ему диктуют сверху», — считает политтехнолог Антон Вуйма.

Взять суррогатную мать, чтобы не таскать живот девять месяцев, найти донора, чтобы не утруждать себя отношениями — процесс деторождения перестал быть элементом семьи, убеждены эксперты.

«Россию просто пытаются вогнать вот в этот рынок производства вот этих новых людей. Новых людей для вот этих сверхчеловеков, как они считают. Вот эти вот представители меньшинств, которые сами не могут иметь детей», — уверен сопредседатель координационного совета патриотических сил Санкт-Петербурга и Ленинградской области Андрей Цыганов.

Про сверхчеловека она и не думала. Обычный бы устроил. Но маленькая Ника родилась с редчайшей спинальной мышечной атрофией. У донора было генетическое заболевание. И у самой Светланы. Двойной эффект — сделал свое дело. Но если бы отец был здоров — с большей вероятностью маленькая Ника сейчас бы не плакала, а улыбалась.

«Ей тяжело, но она старается. Я лишь слегка поддерживаю», — говорит мама.

Светлана теперь и массажист, и врач. В комнате оборудования на сотни тысяч. Без него малышка даже прокашляться не может. Клиника обвинила женщину, мол, видела, что подписывала. Светлана говорит, врачи обещали стопроцентный успех.

«Они предложили мне сделать новую инсеминацию, новым донором, что они его проверят в Европейских клиниках на все генетические заболевания. Ваш ребенок все равно долго жить не будет, то есть практически можно было избавиться от него», — рассказывает жительница Челябинска Светлана Бородулина.

Так дешевле будет, намекнули Светлане. Тем более дорогостоящего лекарства, которое необходимо девочке в Челябинске пока нет, и будет ли закупка — не ясно. По факту «неизвестных» в этой ЭКО — задаче куда больше. Например, как воспитывать ребенка одной — ведь муж, с которым вместе подбирали донора, ушел, оставив алименты. Не использует ли материал злосчастного донора клиника еще раз? И стоит ли вообще соглашаться на процедуру, пусть, даже если шанс на успех один к трем.

Ранее 5-tv.ru сообщал о том, что ученые нашли изъян в процедуре ЭКО, который может привести к выкидышу.

Читайте нас в Google News


Читайте также

3 ноя


Новости партнеров