«Жертвы перестройки»: сомнительна ли парламентская инициатива

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео.

Фото, видео: ТАСС / Сергей Бобылев, 5-tv.ru

Депутаты Госдумы придумали новую категорию льготников. Парламентарии уверены, что во время горбачевских реформ пострадали миллионы граждан. И особенно, почему-то, молодые.

Эта неделя стала богатой на сомнительные парламентские инициативы. Депутаты Госдумы придумали новую категорию льготников — «жертвы перестройки». Не смейтесь. Все серьезно. По мнению законотворцев во время горбачевских реформ пострадали миллионы граждан. И особенно, почему-то, молодые.

Для многих перестройка, ускорение и гласность стали суровым испытанием. В итоге тяжелое наследие, хронические заболевания и даже ранний уход из жизни.

Мы подумали, а чего мелочится? У нас в Петербурге, например, можно начислять льготы за постоянную дождливую погоду. А на юге страны учредить звание пострадавших от растаявшего мороженого. В общем — обширное поле для деятельности. А что касается нашей темы — то мне не повезло. Я не жертва перестройки, хотя прекрасно ее помню. Просто по возрасту не прохожу. Как и мой коллега Вадим Хуланхов.

Но он, как и я, ни капли не расстроен. И сейчас подробно объяснит, к чему могут привести вот такие законодательные предложения.

«О косности, очковтирательстве и демагогии хотелось бы поговорить сегодня».

Народному избраннику Борису Чернышову — 28. Перестройка вместе со страной закончилась, как раз в год его рождения. Тем не менее, у депутата есть веские причины бороться за каждого, кто смог пережить горбачевские реформы.

«Я видел, как нищает население», — гордо заявляет молодой депутат Чернышов.

Детские кошмары, пожалуй, и стали той самой движущей силой, которая позволила начать заниматься разработкой законопроекта о почетном звании «Жертва перестройки».

«Пенсию бы побольше».

«Мы ж добавили вам немножко, добавили. Как еще вот молодежь поработает — немножко добавит государству, так мы еще вам добавим».

Заявленный на апрельском пленуме 1985 года и подтвержденный спустя год на XXVII съезде КПСС, курс на перестройку, должен был изменить привычный уклад жизни в стране. Никто еще не знал, что и как нужно ускорять и перестраивать, но каждый верил в то, что жизнь станет совсем другой. Правда, не знали насколько.

«Конечно, энтузиазм был громадный. Как всегда, бывает. Вот сейчас прогоним этих и заживем! Но, как всегда, после сверх ожиданий, конечно, наступают сверх разочарования. Выяснилось, что дорога гораздо труднее, что мало кого-то прогнать. А на самом деле — наш враг сидит в нас самих — очень много нужно сделать усилий над собой, переосмыслить, по-другому научиться жить», — считает советский и российский политический и государственный деятель Сергей Цыпляев.

Единственное, о чем не позволял думать воздух свободы — это о возможных последствиях перелома устоявшейся системы. И многим приходилось учиться выживать в новых условиях. Перспективный и успешный инженер Виталий Столяров вынужден был забыть о дипломе — привычная работа перестала быть любимой — потому что дохода не приносила.

«Многие люди, просто не видя выхода, и я был в такой же ситуации, продавали уже самое-самое сокровенное, которое никогда бы не позволили в другой ситуации. Что и произошло с моими обручальными кольцами», — вспоминает Владимир.

Зато папе «Ласкового мая» Андрею Разину повезло в перестройку стать одним из самых успешных продюсеров. Был он молод и полон амбиций.

«На каком основании Ласковый май получает 10000 рублей с концерта, когда Елена Васильевна Образцова, солистка Большого театра, в месяц получает оклад 200 рублей? Естественно, дали команду Генеральному прокурору проверить эти все вопросы, но перестройка сделала так, что все документы, которые у меня были, ОБХСС Советского союза не нашли там никаких нарушений. Поэтому я совершенно официально заработал 32 миллиона долларов США», — рассказывал о доходах в те времена политический деятель, продюсер музыкальной группы «Ласковый май» Андрей Разин.

И инициативный депутат Чернышов сегодня готов взять на себя заботу о каждом, кому во время реформ было от 25 до 45. По его глубокому убеждению, сегодня это самая обиженная и неустроенная часть населения России.

«Первый этап — это признание. То есть, удостоверение, знак или что-то еще. Второе — это санитарно-курортное лечение и дополнительный день для диспансеризации, чтобы подправить то, что было погублено тогда — здоровье!» — заявляет Чернышов.

Но в таком важном деле полумеры необходимо исключить. Медаль «Жертва перестройки» можно отчеканить трех степеней. Так же необходим почетный знак для тех, кто немного выпадает из возрастных рамок. Обязательный атрибут — удостоверение каждому пострадавшему. Без такого документа в магазине придется стоять в очереди, а в общественном транспорте не станут уступать место. Ну и памятник, конечно. Один на всех. В знак уважения каждому, кто помнит передачу «Прожектор перестройки».

А теперь грубая математика. Тех, кого Борис Чернышов предлагает зачислить в жертвы перестройки, в России сегодня живет не меньше 30 миллионов. Ежегодная поездка одной жертвы в санаторий на 21 день — это, по самой заниженной планке — 25 тысяч рублей. Итого 750 миллиардов рублей в год только за санитарно-курортное лечение отдельно взятой категории граждан. Откуда в бюджете возьмутся эти деньги, депутат Чернышов пока не поясняет.

«Это все отражено в отраслевых нормах, которые и так работают. Я имею ввиду закон „О социальной защите граждан РФ“, темы, связанные с защитой детей, семей, в вопросах защиты инвестиций, вопросы защиты тех средств, которые были у людей на сбережениях», — поясняет депутат государственной думы, председатель комитета совета федерации по социальной политика Валерий Рязанский.

Но отчаиваться инициативным народным избранникам не стоит. Перед ними — непаханое поле для свежих и задорных идей. За фантазию молодых думских дарований можно быть спокойными.

Читайте нас в Google News


Читайте также

30 окт


Новости партнеров