Что на самом деле произошло в сирийском Дэйр-Эр-Зоре? — Рассказ корреспондента Пятого канала

9 ноября, 7:08 Чтение

Фото: Пятый канал

Пятый канал публикует рассказ обозревателя Вадима Хуланхова, который в эти дни работает в Сирии. 6 ноября в жилом квартале города Дэйр-Эз-Зор прогремел взрыв. Фугас сработал рядом с группой журналистов и военных.

Дэйр-Эр-Зор освободили. Самые трудные бои шли за последние кварталы, где запертые боевики, понимая, что на спасение нет шансов, бились с остервенением. Мало кому удалось уйти — бригада генерала Сухела пленных не берет.

Но в городе всё равно не спокойно. Тех бандитов, которым удалось просочиться сквозь кольцо, постепенно добивают в пустыне. Но перед бегством они успели заминировать каждую улицу, каждый из более-менее уцелевших дом. И сейчас самая трудная и ответственная работа у российских сапёров. С ними мы и пошли на разминирование очередной улицы.

Тимур Воронов — мой старый друг. И работали вместе, и в командировках пересекались. Трудяга. И ответственный до крайности. Всегда ему надо быть впереди. Даже сейчас, когда все операторы семи российских телеканалов работают в общую копилку, надо ему снять картинку по-своему — а вдруг кто-то что-то пропустит или не заметит.

Шли аккуратно, след в след за сапёрами. Тима — бывалый человек — идет первым из нашей группы. Это был контрольный проход. Улица, по которой нужно было пройти 150-200 метров была уже расчищена. И тут взрыв.

Грохот, звон в ушах, пыль, гарь, лежащие люди. Пока пыль не осела, понять было ничего невозможно. Все ли живы? Насколько серьёзны ранения?

Тимура бинтует офицер из военной разведки:
— Ты как?
Большой палец вверх:
— Тамам, товарищ подполковник!

Тамам — это отлично по-арабски. У Тимура здесь всегда «тамам». Несмотря ни на что.

Рядом Илья Ушенин. Корреспондент НТВ, добряк, каких мало. Количество поездок на войну плохо сочетается с его выражением лица — ни разу не видел его ни грустным, ни расстроенным. Человек-позитив — так про таких говорят.

У Ильи ранены обе ноги и руки. Спокойно дожидается своей очереди. Саперы из международного центра по разминированию деловито, без суеты оказывают на месте помощь каждому. Их здесь девять человек. Четверо журналистов и пятеро военных. У всех осколочные ранения.

Тимур Абдуллаев, корреспондент ТВЦ, с одним из сопровождавших нас спецназовцев перетягивает раны Косте Худолееву. Сейчас Костя спецкорр «Звезды», а до этого работал у нас, на родном Пятом канале.

Выезд в Дэйр-эз-Зор для него и его оператора Димы Стародубского был последним в этой командировке — на авиабазе Хмеймим их уже ждали сменщики. Они и полетели со всеми вещами, чтобы не возвращаться к себе в Алеппо.

На погрузку раненых в два «Тайфуна» уходит не больше 10 минут. Сами загружаемся в «Урал» сопровождения, считаемся. Что-то не сходится. Потеряли двоих. Их нет ни с нами, ни в « Тайфунах».

И вот они появляются — у Стародубского на одном плече штатив, на другом — Худолеев. Костя мужик габаритный, Дима — упорный. Оба ранены, но пытаются уехать с нами, мол, царапины.

Через полчаса мы на базе, ребята в госпитале. Вместе с ними наш сопровождающий. Связь отсутствует — сейчас глушится всё, над городом создана бесполётная зона. Ещё две недели назад, когда мы работали с генералом Хасаном Сухелом, нас предупреждали о том, что на улицу лишний раз выходить не стоит — «бармалеи», как здесь называют террористов, запускали по ночам беспилотники, с которых сбрасывали бомбы-самоделки. Поэтому ни один радиосигнал не проходит. Информации о тех, кто сейчас в госпитале никакой.

Уже к вечеру узнаем от офицера разведки — парни бодрятся и пытаются шутить. Говорит, хороший признак. Через пару часов возвращается наш офицер сопровождения. Только что отправил раненых в Хмеймим. Выдыхает. Все в порядке. Сказал самое главное для нас — жизни друзей ничего не угрожает.

Можно ложиться спать. До нашего вертолёта еще три часа. А через четыре можно будет сказать родным, что всё нормально.

Вадим Хуланхов

 


Смотрите также

7 ноябряЧтение 7 ноябряЧтение