«Отец смелости» и его партизанская война с ИГИЛовскими* рабовладельцами

11 октября, 21:45 Чтение

Фото: Пятый канал

О встрече с человеком, которого журналисты называют «езидский Шиндлер», мы договаривались почти полгода. Все было как в добротном шпионском детективе. Сначала осторожная переписка в интернете. Потом на связь вышли посредники и сподвижники — надо полагать, о нас наводили справки и собирали ручательства. Личная встреча все время переносилась: менялись время и место. Наконец, в условленный день мы приехали в один из европейских городов и в строго оговоренное время позвонили доверенному человеку нашего героя. Тот просто сказал: «Привет! Вас ждут». И дал адрес…

Обычная квартире в глухом спальном районе. Не по-европейски шумная и многолюдная. Слегка настороженные к незнакомцам мужчины, хлопотливые женщины, дети всех возрастов. Друзья и родственники, которые, как и мы, очень долго ждали встречи с Османом Денаи. Это одно из его имен.


Фото: Пятый канал

«Вообще меня чаще называют Абу-Шуджаа. Почему? Это традиция такая. Когда у нас родился первенец, родственники предложили назвать его Шуджаа, что означает «смелость». Абу – это папа. Получается, что я – отец смелости. Так теперь меня и зовут», – рассказывает Осман.

Соотечественники-езиды дали ему еще одно имя – «Спаситель». Последние три года он всеми доступными способами вызволяет своих земляков и единоверцев из ИГИЛовского* плена. Его телефон звонит почти каждую минуту – номер мобильника Абу-Шуджаа есть в каждой езидской семье, где пропал человек.


Город Сиджар, Ирак
Фото: архив Пятого канала

Осман Денаи родом из города Синджар в Иракском Курдистане. Это древнее поселение известно, как один из центров компактного проживания езидов – курдской этноконфессиональной группы. Их религия представляет собой очень сложное сочетание христианства, ислама и иудаизма, которые причудливо вплетены в основную платформу веры – зороастризм.


Город Сиджар, езидский храм

Фото: архив Пятого канала

Из-за этого езидов во все времена притесняли – и пришлые завоеватели, и ближайшие соседи. В наши дни этот народ стал едва ли не главной жертвой «Исламского Государства»*. Боевики террористического халифата начали против них «кампанию принудительного обращения» – требовали принять ислам. За отказ убивали и угоняли в рабство. Езидские поселения уничтожались по принципу «выжженной земли».


Фото: архив Пятого канала

В 2014 году ИГИЛовцы* захватили Синджар. Они убили около 2000 человек и еще, по меньшей мере, 6000 человек (в основном, женщин и детей) пленили.


Фото: архив Пятого канала

«Они взяли в плен почти всех женщин и детей. Два, три, пять лет. Были и постарше. Детей у матерей отобрали почти сразу. Маленьких мальчиков отдали в религиозные школы. Там они с утра до ночи читают Коран, под присмотром. Подростков, от 12 до 18 лет отправили в лагеря подготовки боевиков – под Ракку и Дейр-эз-Зор. Там их сначала «ломают», промывают мозги, а потом учат обращаться с оружием, готовят к террористической деятельности. Девочек и девушек – на рынок рабов», – сокрушается Осман.

О зверствах террористов в Синджаре долгое время почти ничего не было известно. Только спустя два года эти события были признаны геноцидом. Собственно, на этом все и затихло – спасением похищенных людей на международном уровне никто так и не озаботился.


Фото: архив Пятого канала

Осман Денаи именно тогда впервые серьезно задумался о своей жизни. До «синджарской резни» он мало чем отличался от других езидских мужчин. Очень рано начал работать – помогал отцу и братьям. Потом гонял контрабанду через иракскую границу. Остепенившись, занялся собственным бизнесом и быстро преуспел. Бойня в Синджаре вывернула наизнанку всю его душу. Увидев, что судьбой угнанных в рабство женщин и детей озабочены только их родственники, принялся вызволять их сам.


Фото:
Пятый канал

Торговля людьми в ИГИЛ* – хорошо отлаженный механизм. Сначала боевики устраивают тщательную перепись рабов. Потом распределяют их по возрасту и состоянию здоровья. Каждому заложнику присваивается номер. Женщинами, девушками и девочками торгуют в интернете. Фото пленницы размещают в соцсетях и мессенджерах (чаще всего, по словам Османа, в WhattsApp и Telegram). И назначают аукцион.


Фото: архив Пятого канала

«Те, кто моложе и красивее, разумеется, и стоит дороже. На тех, у кого есть дети – цены ниже. Но покупка на аукционе происходит, как и везде. Рабыню забирает тот, кто больше заплатит», – сокрушается Абу-Шуджаа.

Осман рассказывает: первый невольничий рынок появился в Мосуле. Потом работорговля распространилась по всему террористическому халифату – в Ракку, Дейр-эз-Зор, другие города. Там людей до сих продают прямо на базаре.


Фото: архив Пятого канала

«В Ракку из Мосула однажды привезли 400 самых красивых женщин, девушек и девочек. Некоторым было по 8-9 лет. Каждый боевик мог купить себе девушку или девочку, чтоб впоследствии ее изнасиловать. Эта участь ждет всех рабынь. Для этого их и покупают», – вспоминает Осман.

Возраст, национальность и религия для торговцев людьми значения не имеет – рабами становятся сунниты, шииты, христиане. Но больше всего в заложниках езидов. Их вероучение проповедники ИГИЛ* называют происками дьявола, а самих езидов – еретиками. Поэтому, мол, делать с ними можно все, что угодно.


Фото: архив Пятого канала

«Вы знаете, на Востоке все осталось как в средние века. То есть, иметь рабов для некоторых – само собой разумеющееся. Так было раньше, так происходит сейчас. Но есть разница – откуда рабы? Если в заложники берут иностранца, особенно, журналиста – весь мир стоит на ушах. Но никто, совершенно никто, не выражает озабоченности, когда речь заходит о пленниках среди арабского или курдского населения», – возмущается Абу-Шуджаа.

Операции своей «группы спасения» Осман Денаи долгое время финансировал за свой счет: отдал значительную часть сбережений – несколько десятков тысяч долларов. Потом уже его друзья и соратники создали нечто вроде фонда, куда стали нести пожертвования. Деньги дают и родственники похищенных – если они у них, конечно, есть.


Фото: архив Пятого канала

Осман не раскрывает численность своей группы. По его словам, это довольно большая организация. Фотографии и сведения о пленницах родные несчастных присылают в специальные группы в соцсетях. Затем уже сам Абу-Шаджаа решает, кто из его людей куда поедет и, кто чем займется. Он же единолично определяет место и время операции.


Фото:
Пятый канал

Осман Денаи говорит, что на территориях, полностью подконтрольных ИГИЛ*, действует не меньше двух десятков человек из его группы. Одни собирают информацию и ведут наблюдение за местами содержания рабов. Другие достают оружие, транспорт, топливо. Третьи обеспечивают прикрытие и отход группы захвата. Четвертые находят жилье, где можно спрятаться, если нужно переждать облаву. Эти глубоко законспирированные агенты работают в пригородах Дамаска, под Хомсом, в пригородах Алеппо, Ракки и Дер-эз-Зойра. В самой гуще боевиков.

«Когда мы обладаем достаточным количеством информации, мы устраиваем наблюдение за домом, где размещены рабы. Конечно, их могут перемещать из одного места в другое. Тогда операции, конечно, затягиваются. Некоторые занимали всего пять дней, некоторые – почти два месяца. Нам приходится ждать подходящего момента, чтобы установить контакт с кем-то из пленных. Ждем, когда боевик покинет дом и заложники останутся без надзора. Тогда начинаем действовать. Вызволять людей очень тяжело. Сложно вывозить их, так как на каждом шагу может быть организована засада. Сейчас мы уже примерно понимаем, через какие территории мы можем провозить людей. Иногда это территории подконтрольные «Ахрар Аш-шам» или «Аль-джейш Аль-хур» (оппозиционные ИГИЛ* террористические группировки)».

Абу-Шуджаа не скрывает: он использует все средства для достижения цели – подкуп, взятки на блокпостах, силовой захват, выплаты оппозиционным ИГИЛ* группировкам – это когда надо через их территорию вывезти пленников. Мораль тут одна: неважно как спасти человека – лишь бы спасти. Однажды он просто обманул боевика-работорговца. Назначил ему встречу в другом городе, обещал привезти выкуп за похищенного езидского мальчика. Когда боевик уехал, Осман с группой захвата проник в его дом и увез ребенка. Через несколько часов он прислал ИГИЛовцу* селфи со спасенным ребенком, подписанное:

«Мы дома!»


Фото: Пятый канал

Осман никогда не рассказывает непосвященным о деталях операций. В беседе с нами он тщательно взвешивает каждое слово – любая неосторожная фраза может уничтожить всю его сеть. За три года Абу-Шуджаа потерял 17 своих бойцов. Совсем недавно его люди попали в плен к террористам. Те пытками вынудили их назвать имя командира. Теперь боевики и похитители ежедневно пишут Осману в Facebook и шлют SMS на мобильный – проклинают и угрожают убить. Было уже два покушения.


Фото:
Пятый канал

После того, как его имя стало известно бандитам, Абу-Шуджаа был вынужден спасать теперь уже своих родных: несколько раз их пытались убить или похитить. Сначала он вывез семью в Россию, а оттуда – в Германию. Конечно, их место жительства тщательно скрывается и охраняется. В свой новый дом Абу-Шуджаа добирается окольными путями. Охота за ним ведется постоянно – рисковать нельзя.

В большой семье Денаи часто живут некоторые бывшие узницы. Езидскую девушку по имени Галия Осман вывез из Ракки, где та провела в заложниках около двух лет.


Галия Баркат, бывшая узница боевиков ИГИЛ*

Фото: Пятый канал

«Когда боевики пришли в Синджар, они взяли в рабство всю мою семью – и взрослых, и детей. Сначала нас держали в Тель-Афаре. Потом перевезли в Мосул, в тюрьму «Баадуш». Там разделили на три группы – женщины, девушки, девочки. Это – страшное место. В тюрьме часто проходили массовые казни. Мы все ждали смерти», – вспоминает Галия.

То, что было дальше, наверное, хуже смерти. Из Мосула Галию и ее сестру отправили Ракку, где их на рынке купил Абу-Мустафа, так называемый эмир ИГИЛ* в сирийском городе Хомс. Тот вскоре продал девушек своим подельникам – Абу-Юсифу родом из Марокко и Абу-Билялю родом из Чечни. Для девушек наступил настоящий кошмар

«Обычно боевики берут себе по 3-4 женщины. Бьют их, насилуют по несколько раз в день, издеваются по-всякому. Абу-Юсиф, например, связывал мне и сестре руки и ноги и бил. Сестру еще били прикладом ружья по голове», – продолжает Галия.

Издевательства продолжались несколько недель. А затем Галию с сестрой снова продали – другому марокканскому наемнику по имени Абу-Зубейр. Тот три месяца изощренно пытал девушку каждый день. Только за то, что она не мусульманка

«Абу-Зубейр потом продал нас Абу-Мухаммеду. Он тоже постоянно бил нас и не давал есть. Чтобы не умереть от голода, мы ели зубную пасту. Однажды он куда-то уехал, мы остались одни дома и пробрались к компьютеру. Я написала своему брату», – завершая рассказ, Галия уже чуть не плачет.

Брат Галии знал, что делать дальше. У него, как и у многих езидов, был телефон Абу-Шуджаа. Через несколько дней девушки оказались на свободе. Вскоре их переправили в Европу. Сюда Осман старается вывозить всех бывших пленниц. Единственная страна, где им помогают – Германия. Там создали реабилитационный центр для тех, кто побывал в рабстве. В нем уже больше 1000 женщин. Немецкое правительство создало специальную программу по их адаптации в местном обществе.


Фото: архив Пятого канала

Для всех спасенных женщин – это единственный шанс прийти в себя и вернуться к нормальной жизни. Дело в том, что у тех, кто возвращается на родину, в Иракский Курдистан, часто возникают проблемы с тамошними властями. Все бывшие узницы проходят тщательную проверку. Некоторых женщин подозревают в шпионаже в пользу ИГИЛ* – им не доверяют, полагая, что террористы могли их завербовать. И недавние рабыни снова попадают в заточение.

Спасенная Османом Денаи Галия Баркат показала нам фотографии в мобильнике – ей тайком удалось снять бывших хозяев, боевиков из Ракки. Эти снимки служба безопасности на родине, в Курдистане, могла расценить как пособничество террористам.


Бывшие «хозяева» Галии Баркат

Фото: из личного архива Галии Баркат

Большинство освобожденных женщин и детей потом отправляют в местные центры психологической помощи – месяцы физических издевательств, голода и психологического насилия не проходят даром. Самые сильные духом и здоровьем почти сразу записываются в женские отряды самообороны Курдистана. Самый известный и знаменитый из них – «Бригада солнечных дев». Отряд целиком состоит из бывших секс-рабынь ИГИЛ*.


Женские отряды самообороны Курдистана

Коллаж: Пятый канал

Со своей семьей Осман Денаи, «езидский Шиндлер», проводит совсем немного времени – неделю-другую, примерно раз в полгода. Затем снова возвращается в Иракский Курдистан. У него – своя война с террористами. По своим правилам. В которых нет права даже на временное отступление, отдых и любое малодушие. Он и его группа уже спасли более пятисот человек. И сейчас они тоже где-то в глубоком тылу ИГИЛ*. Там, где их передовая. Ни международная коалиция, ни профессиональные правозащитники, ни политиканы из числа так называемых «друзей» Сирии, Ирака, Курдистана об этом даже не знают.

*Запрещённая в России экстремистская организация

Игорь Максименко


Смотрите также

30 октябряЧтение 12 октябряЧтение 12 октябряЧтение 11 октябряЧтение